Екатерина Шульман
о новой роли
российского парламента

«Эту несчастную нимфу просто покрасили»

Градозащитники Петербурга обнаружили ведьму вместо нимфы

Никита Зея (Петербург) 10.11.2015, 19:21
Барельеф на фасаде бывшего доходного дома на улице Восстания, 19 в Санкт-Петербурге до и после... Александр Демьянчук/ТАСС
Барельеф на фасаде бывшего доходного дома на улице Восстания, 19 в Санкт-Петербурге до и после реставрации

Градозащитники Петербурга через прокуратуру пытаются разобраться с реставрацией фасада старинного дома и хотят выяснить, как чиновники Смольного не заметили трансформации нимфы в ведьму. По словам активистов, горожане массово сообщают и о других случаях некачественной реставрации в историческом центре города.

Активисты градозащитного движения «Живой город» пожаловались в прокуратуру на реставраторов и чиновников, приложивших руку к старинному дому на углу улиц Восстания и Жуковского.

После реставрации оказалось, что одна из прекрасных нимф на барельефе дома Бадаева выглядит как уродливый истукан с распухшими губами и веками. Дом — угловой, одинаковые барельефы с нимфами выходят на две улицы, так что не составляет труда их сравнить. Нимфа на Жуковского по-прежнему прекрасна.

Нимфа на улице Восстания теперь напоминает половецкого истукана, каменную степную бабу.

Здание — объект культурного наследия регионального значения. Отвечают за его состояние городские власти: в комитете госконтроля, использования и охраны памятников (КГИОП) должны находиться документы с историко-культурной экспертизой, документация с названиями фирм-подрядчиков, акты приема работ.

Активисты говорят, что подключили к проблеме депутатов и пытаются с помощью прокуратуры добиться ответов от городских чиновников.

«По нашим данным, нимфа в таком состоянии пребывает уже пять лет, — сказала «Газете.Ru» Дарья Васильева, активист движения «Живой город». — Первая реставрация фасада была пять лет назад. Года два назад был капремонт этой части фасада, со стороны улицы Восстания. И эту несчастную нимфу просто покрасили. То есть КГИОП прохлопал ситуацию дважды».

Активистка говорит, что чиновники демонстрируют полное равнодушие, в то время как «отклик горожан – ошеломительный». Петербуржцы пишут о некачественно проведенной реставрации чуть ли не во всем историческом центре.

«Мне это напоминает ситуацию с Мефистофелем, — говорит Васильева. — Волна такая же. Не хватает только народного схода на углу Восстания и Жуковского. Характерно, что вроде бы небольшой барельеф… а люди уже второй раз так активно вступаются. У меня телефон не умолкает, интернет, почта, аккаунты, все забито сообщениями. Пишут об аналогичных случаях «реставрации», скоро придется картотеку открыть…»

По словам Васильевой, от некачественных работ пострадали атланты дворца «Малютка» на Фурштатской улице, статуи Адмиралтейства, мизинцы на ногах ангелов Исаакия, скульптуры с базилики Святой Екатерины на Невском проспекте.

Активистка говорит, что существует тенденция – все чаще в Петербурге обнаруживают некачественно отреставрированные элементы декора, памятники культуры, расположенные на большой высоте.

«Я сначала подумала – как это пять лет не замечала эту нимфу изуродованную, дом ведь хорошо знаю, — рассказывает Васильева. — Потом поняла: ужас-то на такой высоте, что не сразу заметишь. К тому же декора много, не всегда успеваешь вглядеться. Поэтому мы призываем петербуржцев: вглядывайтесь в памятники! Потому что скоро такой паноптикум будет на каждом шагу…»

Представитель КГИОП Ксения Черепанова заявила «Газете.Ru», что пока воздержится от комментариев и пообещала озвучить позицию комитета позднее.

«Я сейчас историю вопроса изучаю, когда комментарий будет готов, я размещу его на сайте КГИОП, — сказала Черепанова. — Надеюсь, что успею уже сегодня…»

Градозащитники считают, что исправить ситуацию можно просто — в будущем предстоит реставрация той части дома Бадаева, которая выходит на улицу Жуковского. В конкурсное задание необходимо включить и пострадавшую нимфу.

«КГИОП может оправдываться тем, что нет денег на реставрацию фасада, — считает Васильева. — Хотя о реставрации речь не идет, нужна локальная работа с барельефом.

Это дом-памятник, и КГИОП принимал эту работу. Почему он не хочет ответить за свои ошибки и недоделки?»

Не удивлен метаморфозе с нимфой петербургский депутат Алексей Ковалев, автор федерального закона «Об объектах культурного наследия народов России», член президиума петербургского Общества охраны памятников истории и культуры:

«В угоду финансовому эффекту профессиональные реставраторы у нас заменяются на непрофессиональных людей, — говорит Ковалев. — Кто выиграет тендер? Тот, кто предложит подешевле, побыстрее, кто больше откатов даст. Поэтому сложные реставрационные работы, соблюдение технологий, умение — это никому не нужно».

По словам депутата, экспертизы часто делаются формально, а реставрация превращается в реконструкцию:

«Мы видим это на примере того же Конюшенного ведомства (исторический комплекс, который хотели перестроить под отель. – «Газета.Ru»). А как сделали Константиновский дворец? Понаклеили пластмассы всякой… Фикция, а не реставрация…»

При этом Ковалев говорит, что в инциденте с нимфой надо еще разобраться – кто именно виноват. Случалось, что дело было не в халатности чиновников, а в излишней ретивости граждан и управляющих структур, решивших самостоятельно «подзалатать» исторический памятник.

До революции здание на углу Восстания и Жуковского принадлежало домовладельцу Бадаеву; он содержал доходный дом для состоятельных господ. Здание в стиле модерн возведено в 1904–1906 годах по проекту архитектора Василия Косякова. Здание имеет богатые интерьеры, фасад украшен барельефами – нимфами и ангелами. Крылатая фигура на щипце наиболее выразительна и узнаваема – благодаря ей здание получило прозвище «Дом печального ангела». По городской легенде, дочь Бадаева выбросилась из окна, и отец пожелал, чтобы она была запечатлена в образе ангела. Авторы декора – Георгий Косяков и Никаз Подреберский. В 1907 году их творение оценили на городском конкурсе фасадов, присудив дому серебряную медаль. Во время войны в дом попала бомба, часть верхних этажей была разрушена.

Сейчас дом Пантелеймона Бадаева — объект культурного наследия регионального значения.

Напомним, предыдущий резонансный случай с пострадавшим петербургским памятником произошел летом. Правда, реставраторы к тому инциденту отношения не имели.

27 августа 2015 года с фасада дома в Петроградском районе кувалдой сбили барельеф Мефистофеля. После было возбуждено уголовное дело. Акт вандализма вызвал возмущение петербуржцев, на народном сходе собралось несколько сотен человек. Многие были убеждены, что Мефистофель мешал религиозным фанатикам и таким своеобразным способом они решили разобраться с властителем ада.