Пенсионный советник

На братских могилах

В российском прокате идет режиссерский дебют Рассела Кроу «Искатель воды»

Максим Журавлев 06.04.2015, 16:28
outnow.ch

В прокате «Искатель воды» — блестящий режиссерский дебют Рассела Кроу, антивоенная историческая фантазия о последствиях битвы при Галлиполи.

Трое сыновей австралийца Джошуа Коннора (Рассел Кроу), воспитанные отцом в патриотическом духе, ушли на фронт в самом начале Первой мировой. В 1919-м Джошуа получил похоронку, сообщающую, что сыновья канули в сражении при Галлиполи, жена не вынесла и наложила на себя руки, а сам Коннор-старший отправился в Турцию выполнять данное супруге обещание похоронить детей рядом с ней.

Формально столетие со дня начала Первой мировой праздновалось в прошлом году, но юбилей сражения, о котором идет речь в «Искателе воды», — лишь в августе этого года, а значит, Рассел Кроу идеально выбрал время для своего режиссерского дебюта. Говорят, в списке возможных вариантов первой картины у новоявленного постановщика значился еще один военный фильм и какая-то драма про серферов, но выбранный сценарий кажется настолько идеальным с точки зрения соответствия времени и фигуре режиссера, что все прочие, если они и были, выглядят незначительно.

Дело в том, что Галлиполийское сражение — важнейшая для Австралии страница в истории Первой мировой.

В том бою приняли участие австралийский и новозеландский корпуса Антанты, по большей части оставшиеся на поле боя навсегда. Австралийские кинематографисты к этой теме, кстати, обращаются не в первый раз — в 1981-м современный классик Питер Уир снял картину «Галлиполи», в которой главную роль сыграл молодой Мэл Гибсон.

Кроу сознательно пошел по иному пути. Наверняка у героя «Гладиатора» и «Робин Гуда» был большой соблазн посвятить львиную долю хронометража красивым батальным сценам. Но вместо этого немногочисленные военные сцены здесь сняты пусть и умело, но словно сознательно отталкивающе: в плавящейся картинке и утробных стонах, которыми она озвучена, нет ничего от восхищения, которым обычно грешат режиссеры-баталисты вроде экс-патрона Рассела Ридли Скотта.

Кроу идет скорее по пути Клинта Иствуда («Снайпер», «Флаги наших отцов»): признавая героизм солдат, он делает акцент на том, что война — это всегда страшно и всегда трагедия, причем для обеих сторон.

За взгляд с другой стороны в фильме отвечают героиня Ольги Куриленко (мусульманка не вполне ясного происхождения, ждущая с войны пропавшего без вести мужа) и будущие сторонники Ататюрка, помогающие герою с поисками погибших. Эту сложную в психологическом плане конструкцию режиссер-дебютант выстраивает легкой рукой, разве что чуть перебирая с сантиментами и прямолинейностью образов. Ближе к концу картина, начавшаяся как жесткая военная драма, вдруг оборачивается печальной, но все же сказкой с неожиданно счастливым концом. Вероятно, за такой жанровый поворот Кроу можно обвинить в легкомысленности или недостаточном почтении к исторической правде, но делать этого совершенно не хочется по нескольким причинам. Во-первых, в ситуации, когда историческое кино преимущественно гибнет под грузом амбиций и спецэффектов (достаточно вспомнить, скажем, ридли-скоттовский «Исход»), Кроу снял фильм, который, условно говоря, приятно будет пересмотреть по телевизору. А во-вторых, несмотря на засилье фэнтези и фантастики на экране, все же редко встретишь сказку, в которую и правда хочется поверить — особенно основанную на реальных событиях. «Искатель воды» — именно такой случай.