Пенсионный советник

«В Кремле гораздо больше фантазии, чем у нас»

Режиссер Роман Волобуев рассказал «Газете.Ru» о своем сериале «Завтра»

Алексей Крижевский 26.02.2015, 09:45
СПММФ

Режиссер Роман Волобуев рассказал «Газете.Ru» о политическом триллере «Завтра», пилотная серия которого вышла в свет.

Стала доступной пилотная серия телефильма «Завтра», снятого режиссером Романом Волобуевым с участием Клавдии Коршуновой, Алисы Хазановой, Владимира Мишукова и других артистов. Его сюжет — в близком будущем оппозиция побеждает на выборах, занимает опустевшие кабинеты и сталкивается с первыми проблемами в управлении страной — обеспечил интригу задолго до первых показов. Режиссер Роман Волобуев рассказал «Газете.Ru» о том, как снималось «Завтра», какое может быть у него продолжение в связи с изменившейся политической конъюнктурой, почему его придется переносить в более далекое будущее и что общего у политиков с пингвинами.

— Пилотная серия вышла, чего ждать дальше?

— Стоит, наверно, сразу сообщить, что обнародованная пилотная серия не была предназначена для эфира. Это была серия, которую мы сняли два года назад для внутренней проверки концепции, что ли. Если увидим, что история людей интересует, мы, конечно, переснимем, перепишем и перепридумаем. Сейчас планируется четыре серии — практически получается полнометражный фильм.

— Но изначально планировалось 25 серий…

— Планировалось? (Смеется.) У нас со сценаристом Еленой Ваниной было десять страниц текста с синопсисами сюжетов этих серий. Понятно, что в данный момент этот план полетел в корзину. И будет новый — с теми же персонажами. Если актеры согласятся с нами пойти дальше, на что мы очень надеемся.

— Да. За эти два года многое поменялось: разговоры об успехах уличного протеста стали неактуальными, а актуальными стали война и санкции…

— Мы на съемках любили шутить, что у ребят в Кремле фантазия гораздо более развита, чем у нас. И если вы обратили внимание, сейчас сериал про 2016 год выглядит как своего рода ретрофантазии, «будущее в прошедшем». Два года назад, когда мы только собирались делать это кино, у меня был — как я сейчас понимаю, довольно иллюзорный — план,

что мы будем ориентироваться на какие-то крупные события, обыгрывать их в сценарии, который пишется за неделю, потом снимать за три дня и выходить с промежутком в месяц.

Но потом повестка изменилась радикально. В связи с чем, полагаю, нам придется двинуть сериал вперед по временной шкале: 2016-й на пороге, и уже ясно, что сериал — в том виде, в котором он есть сейчас, — медленно скатывается из футурологии в очень альтернативное настоящее.

— Получается такая помесь документального «Срока» Костомарова-Расторгуева и «Службы новостей» Аарона Соркина. Вы вообще держали в голове какие-то зарубежные аналоги, ориентировались на них? Может быть, как раз «политический» сериал «Карточный домик» Дэвида Финчера, который выходит сразу в сети?

— Нет, потому что я их не успел увидеть во время подготовительного периода. Стыдно сказать, «Службу новостей» я не видел вообще, а первые серии «Карточного домика» вышли как раз накануне того, как мы вышли на площадку «Завтра». Со «Сроком» мы совпадаем, но не в плане творческого метода, а в плане позиции — как в отношении власти, так и в отношении оппозиции. И те и другие для них — объект наблюдения. И для нас тоже.

— Оппозиционным политикам «Завтра», насколько я понимаю, не понравился. Как и «Срок».

— Знаете, если бы пингвинам показали выдающееся кино Вернера Херцога «Встречи на краю света», им посвященное, они бы тоже раскричались.

— Фабула «Завтра» была придумана вами или вам ее предложили?

— Ну, изначальную идею мне предложила Наталья Синдеева, руководитель телеканала «Дождь». Я сидел далеко от России без работы и без денег, и в один прекрасный момент раздался звонок от Синдеевой. Она успела произнести в телефон несколько фраз о будущем проекте, и деньги на телефоне закончились. Тем не менее через неделю я уже приехал в Москву с парой листочков, на которых был синопсис «Завтра».

— То есть вы решили воплощать ее замыслы?

--У нас с ней совсем разные политические и эмоциональные взгляды. Синдеева хотела снимать некую утопию про то, как в какой-то момент приходит хорошее правительство и все делает правильно. У нас же было другое видение своих героев — как писал Даниил Хармс, «хорошие люди, но не смогли себя поставить на верную ногу». Короче говоря, мы решили снимать сериал про то, как в эпоху перемен все разваливается. А к общему знаменателю нас приводил наш продюсер Александр Бондарев.

— Я слышал легенду о том, что замысел пришел как раз к вам, причем при задержаниях 6 и 7 мая во время акций протеста в Москве. А точнее — в автозаке.

— Я в автозаках в мае 2012 года проводил гораздо меньше времени, чем другие мои знакомые. Тут другое важно: тогда была атмосфера странных, необоснованных грез и даже планов на будущее. За которые никто не был готов платить никакую цену — еще не было урока Украины, и люди даже понятия не имели, во что обходится резкая смена курса движения страны. В общем, тогда вариант развития событий, описанный в «Завтра», казался несбыточным, но вероятным хотя бы потенциально, в перспективе. Сейчас же все в другую сторону пошло.

— Как вы стали режиссером? Вы у всей взрослой аудитории, интересующейся кино, четко ассоциируетесь с кинокритикой, в которой были, в общем, звездой.

— Ну, в какой-то момент я решил, что буду жить по-другому. Был некий план в голове: напишу сценарий сериала, заработаю денег, напишу другой, в котором меня будут чуть больше слушать, еще заработаю, постепенно начну снимать… Жизнь повернулась совсем не так: первой вещью, которую мне довелось довести до конца, стало «Завтра», на котором мне пришлось, в общем, самому все контролировать. Мне пришлось снимать почти сразу, и опыта у меня на тот момент, в общем, не было. Денег это не принесло, но в плане обучения это был, конечно, фантастический опыт.

— Есть ли какой-то «производственный план» по этому сериалу? Когда вы выйдете на площадку для съемок «Завтра»?

— Если все будет хорошо, то не раньше лета.