Дети, взгляд снизу

В прокате «Развод в большом городе»

__is_photorep_included5810573: 1
В прокате «Развод в большом городе» — семейная драма глазами ребенка, по мере развития действия превращающаяся в одну из лучших кинодрам года.

Пути российских «локализаторов», назвавших ленту «Разводом в большом городе», как обычно, неисповедимы.

Ни развод, ни секс, ни Нью-Йорк, ни Кэрри Брэдшоу, ни, тем более, Ходченкова с Киркоровым здесь не имеют ровным счетом никакого веса для зрителя.

На самом деле картина называется What Maisie Knew (то есть «Что знала Мейзи») и где-то на пятьдесят процентов состоит из разбавленного одноименного романа, написанного британцем Генри Джеймсом 116 лет назад.

Сюжет перелетел из викторианской Англии в современные манхэттенские апартаменты, но главная коллизия осталась прежней.

Сюзанна, немолодая, но неутомимая рок-звезда (Джулианна Мур), и Бил, преуспевающий арт-дилер (Стив Куган), ежедневно устраивают друг другу сцены на глазах у семилетней Мэйзи (Оната Эйприл). Постоянные ссоры родителей для нее превращаются во что-то вроде шума дождя – фон, к которому быстро привыкаешь и на который бесполезно жаловаться: льет да льет. Но когда родители наконец разводятся, Мэйзи оказывается под этим ливнем без зонта.

Ее все время перетягивают из одной квартиры в другую, таскают в суды, забывают в незнакомых местах и кормят невыполнимыми обещаниями.

Единственные, кто действительно о ней заботятся, — бывшая няня Марго, ставшая новой женой отца (Джоэнна Вандерхам), и бармен Линкольн (Александр Скарсгард), за которого впопыхах вышла мать.

Сюзанна и Бил относятся к своим юным и наивным супругам так же, как к Мэйзи, – как к какой-то трогательной мелюзге, радующей глаз, но мешающей великим делам на ниве карьеры.

Зато Марго и Линкольн сближаются друг с другом и становятся идеальными родителями для Мэйзи. Теперь их счастье зависит от того, смогут ли взглянуть правде в глаза Сюзанна и Бил.

Роман Генри Джеймса сообщал читателям жутковатую правду о викторианских леди и джентльменах не без желчи; фильм же состоит из сплошной нежности.

Все лишние персонажи вроде жутковатой второй няни спрятаны в чулан; характеры молодых героев выведены на первый план, а чудесная девочка Мэйзи стала своего рода автором – мы видим и слышим только то, что видит и слышит она. Благодаря этому ходу все надоевшие процедурные сюжеты из фильмов о разводах остаются за кадром, а у зрителя появляется шанс вновь ощутить трагическое волшебство проживания детства.

Мир Мэйзи населен добрыми, злыми и по большей части странными великанами, страхами и надеждами.

Она до того тихоня, что не позволяет себе кричать и плакать в самых ужасных ситуациях. И зрители, вместо того чтобы сокрушаться и охать, тоже испытывают от картины какое-то странное чувство умиротворения, до конца веря, что все сложится хорошо. Марго и Линкольн, красивые и молодые, зажаты своими доминантными партнерами не меньше, чем Мэйзи, зато они обладают даром заново испытывать радость от узнавания жизни рядом с ребенком.

По фильму выходит, что этот талант – чуть ли не обязательное условие для тех, кто хочет быть хорошим родителем.

Не на словах (признаваться в любви и шутить здесь лучше всего как раз получается у пустышек Сюзанны и Била), а на деле. Врожденный он или приобретаемый, картина не уточняет. А жаль: все здесь так трогательно сыграно, поставлено, придумано и украшено музыкой и светом, что с этими режиссерами (Скоттом МакГихи и Дэвидом Сигелом), этими молодыми актерами и этой юной актрисой хочется провести еще много счастливых часов.