Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Летите, милые

На площадке «Платформа» открылась выставка «Подъемная сила»

Федор Московер 25.07.2013, 09:48
platformaproject.ru

На «Винзаводе» до середины августа будет работать небольшая выставка «Подъемная сила» под кураторством художника Александра Пономарева.

Кураторы проекта «Платформа» на «Винзаводе» сами называют себя мичуринцами. В эпоху победы над жанровыми границами неизвестно, что является для нас главным из искусств, и творческие селекционеры скрещивают все четыре направления работы центра, заданные основателем Кириллом Серебренниковым: театр, танец, музыку и медиа. Получается синтетическое шоу с явным уклоном в мультимедиа: если концерт — то с лекцией, если спектакль — то с видео. Устойчивые представления публики о прекрасном следует разрушить — таково кредо «Платформы».

Прекрасное все же оказывается довольно стойко. «Артикуляция», годичной давности летняя выставка «Платформы», столкнула два подхода к изящному — классический и мультимедийный, и в полумраке «Винзавода» последний, конечно, оказался в выигрыше. Однако иногда все же модное слово «мультимедийный» трактуется как «смешанный» — и действительно, смесь звука, вспышек, загадочных движений и реакций на действия зрителя придают арт-объекту известную притягательность. И в этой манящей броскости сам термин «мультимедиа» служит исключительно рекламным целям.

На этот раз на «Платформе» просто честно все перемешали. Куратором выступил художник Александр Пономарев — тот самый, кто в 2009-м приплыл на 25-метровой раскрашенной подводной лодке в Венецию и организовал первую Антарктическую биеннале. Выставка «Подъемная сила» состоит из работ Пономарева, а также его товарищей — Владимира Наседкина, Татьяны Баданиной и Алены Ивановой-Йоханссон.

Романтик Пономарев сделал выставку о мечте летать, а не о реальных полетах.

Псевдонаучные чертежи крыльев Баданиной напоминают одновременно о «Летатлине» и о рисунках утопических машин Леонардо. Сделанные по этим чертежам

крылья в рост человека нефункциональны — на них нельзя летать, но можно примерить себя к полету.

Ландшафты Наседкина — это виды с очень большой высоты, с которой поля превращаются в коричневые и зеленые многоугольники. Они сделаны на основе спутниковой съемки, доступной каждому в картах Google. У него же сделанные из земли и цветного песка, как тибетская мандала, взлетные полосы реальных аэродромов. А также вид сверху на военный аэродром Цхинвали: он давно не существует и затоптан новыми тропинками, но силуэты вертолетных площадок видны со спутника. У Ивановой-Йоханссон рисунки летательных аппаратов в классической (если сравнивать с Наседкиным) технике и бумажные стяги,

в размашистых движениях кисти на которых можно, хорошенько сощурившись, уловить отдаленное сходство с покосившейся Башней III Интернационала.

Обязательная для «Платформы» смесь жанров в случае с данной выставкой состоит в введении в выставку театрального элемента. На открытии выступал Герман Виноградов. Его «Музыка Небесного Леса» имеет непосредственное отношение к полетам — правда, не к облакам, а между мирами. Александр Пономарев при поддержке двух студентов читал дидактические стихи собственного сочинения (фразу «и это значит: ты родился не г***ом, а моряком» забыть невозможно). Такие чтения обещают быть несколько раз до закрытия выставки.

Чтения проводятся на фоне документального видео с Антарктической биеннале. В 2006 году Пономарев привязал себя к носу корабля «Академик Иоффе» (исследовательское судно Института океанологии) в виде живой фигуры и некоторое время плыл-летел вдоль берегов шестого континента в море Баффина. Кроме этого видео от Пономарева на выставке несколько фотографий с той же акции и одна картинка — рисунок ракетного двигателя.

Вообще пространство Цеха Белого оформлено очень воздушно, работ мало — и это несомненная удача выставки.

Интуитивно художники нашли оптимальную форму экспозиции. Вместо заполнения большого цеха массой работ, как бывало здесь не раз, они сделали очень просторную, атмосферную выставку. Возможно, тут находится выход из кризиса, в который влипло современное искусство, разрушившее уже, кажется, все возможные представления о прекрасном, но не создавшее новых.

Современный художник «мультимедийного жанра» создает не столько арт-объект, сколько среду, в которой нравится пребывать ему самому и, в случае успеха, настроенному на ту же волну зрителю.

Среду, которая независимо от количества шедевров создает настроение. Отличный пример — «Варвары», лучший проект последней молодежной биеннале, или выставки последних лет Олега Кулика.

А там хоть стихи читай, хоть танцуй или пой: чем балаган мультимедийнее, тем веселее. Чем бы дитя ни тешилось, в самом деле.