Пенсионный советник

Почетно и безденежно

Объявлены лауреаты премии от издания The Art Newspaper Russia

Велимир Мойст 05.04.2013, 10:28
Приз в номинации «Выставка года» достался проекту ГМИИ имени Пушкина «Караваджо. Картины из собраний... ГМИИ имени Пушкина
Приз в номинации «Выставка года» достался проекту ГМИИ имени Пушкина «Караваджо. Картины из собраний Италии и Ватикана»

В столичном Манеже впервые вручены новые художественные награды: лауреатами премии, учрежденной изданием The Art Newspaper Russia, стали не творцы отдельных произведений, а персоны и институции, причастные к формированию арт-индустрии в целом.

Дискуссии о том, как именно должно выглядеть премиальное пространство, где расцветают репутации и плодоносят художественные тренды, велись у нас еще в 1990-е годы. Собственно, разговорами тогда дело и ограничилось, поскольку втянуть на эту территорию хоть сколько-нибудь состоятельного спонсора ни у кого не получалось. Поприще искусства в глазах новорожденного российского бизнеса выглядело периферийным, игра казалась не стоящей свеч. С той поры изменилось многое, в частности стала уже привычной конкуренция двух художественных премий в области современного искусства — полугосударственной «Инновации» и сугубо частной Премии Кандинского. Возникли и другие конкурсы, не лишенные шансов со временем приобрести вес и влияние.

Однако делать из текущей ситуации вывод, что наступило будто бы призовое насыщение и что территория полностью поделена, нет особых оснований. Стоило редакции газеты The Art Newspaper Russia, всего год назад появившейся на отечественном издательском рынке (хотя интернациональная история этого бренда весьма почтенна), заинтересоваться вопросом, как свободная ниша обнаружилась почти сама собой.

По сути, новая премия не вступает в конкурентную борьбу ни с какой другой, уже существующей.

Это стало возможным благодаря легкому сдвигу акцентов. Во-первых, премия от TAN (The Art Newspaper) не предполагает никаких материальных поощрений — тем самым снимается состязательность в сфере «кто из нас круче». Во-вторых, из регламента премии напрочь изъята конкурсная компонента: никто не подает заявок и никто не производит поэтапной селекции, формируя лонг-листы и шорт-листы. Лауреаты выявляются без долгих бюрократических процедур, буквально ткутся из воздуха. В-третьих (и это, пожалуй, наиболее важно), оцениваются не contemporary art и не отдельные авторы, а состояние дел в художественной жизни как таковой. Иначе говоря, принимается в расчет не столько острая актуальная конъюнктура, сколько значимость и звучание того или иного сюжета в общекультурном контексте. Жюри отчасти солидаризируется с интересами широкой публики, что можно счесть нововведением в практику российских арт-премий.

Наиболее показательный тому пример — вручение приза в номинации «Выставка года» проекту «Караваджо. Картины из собраний Италии и Ватикана», реализованному в ГМИИ имени Пушкина. Совершенно очевидно, что эта выставка не получила бы никаких других наград, поскольку она не вписывается в «повестку дня», диктуемую соображениями современного искусства.

Однако это был абсолютный музейный хит, блокбастер, собравший аудиторию в 240 тысяч посетителей и отчасти сломавший стереотипы насчет возможностей культурного сотрудничества между Россией и Европой.

В экспозицию вошли всего 11 картин великого художника — тем не менее это был самый репрезентативный показ живописи Караваджо за пределами Италии. Премия от TAN попросту констатировала сей факт в качестве одного из главнейших культурных событий 2012 года. Кто сочтет этот выбор банальностью, пусть вспомнит, что банальность чаще всего представляет собой назойливую форму утверждения неоспоримых истин.

В той или иной мере неоспоримыми (хотя бы потому, что выбор осуществлялся без заранее объявленного списка) выглядят и все остальные лауреаты. Сомнения в голове, конечно, роятся, но веских доводов «против» не возникает. Скажем, присуждение награды в номинации «Музей года» Еврейскому музею и центру толерантности, занявшему в ноябре место съехавшего в ЦПКиО «Гаража», вызывает разноречивые чувства, но никак не протестные. Ну да, виртуальность с интерактивностью как основные методы демонстрации истории евреев в России провоцируют, конечно, разные вопросы.

И все же не было в минувшем году музейной премьеры, которая затмевала бы собой именно эту.

Скорее всего, приз отдан за яркость задумки и масштабность воплощения.

Премии в номинации «Книга года» удостоился четырнадцатый том «Истории русского искусства» — очередное детище Государственного института искусствознания, занятого этим издательским проектом уже много лет. Надо сказать, тут тоже не без сюрприза: обычно академические труды не получают поощрительного признания от людей, которые сами не вовлечены в процесс их создания. Налицо попытка преодолеть сложившуюся традицию. Не исключено, что сыграла роль недавняя коллизия, когда ГИИ попытались реформировать сверху, а институт не поддался. Так или иначе, фолиант о русском искусстве первой трети XIX века, то есть о «пушкинской поре», получил не только научный, но и общественный сертификат ценности.

Самая редкостная для наших дней номинация обозначена словом «реставрация».

В этом разделе награду получил проект реконструкции нижегородского Арсенала, предложенный Евгением Ассом и Александром Епифановым. Речь о переделке изветшавшего сооружения середины XIX столетия под нужды Поволжского филиала ГЦСИ (Государственного центра современного искусства). А премия под грифом «Личный вклад» вручена новым владельцам художественной ярмарки Viennafair Дмитрию Аксенову и Сергею Скатерщикову. Как вы уже догадались, тут интрига в том, что двое российских предпринимателей недавно перекупили венский арт-бренд и всяческие возможности, с ним сопряженные, и теперь намерены постепенно интегрировать наше искусство в европейскую коммерческую ситуацию. Дальнейшее развитие событий на переформатированной арт-ярмарке в Вене будет зависеть, конечно, от целой кучи разных факторов.

Признаться, история эта не выглядит уж очень безоблачной и идиллической, но порыв нельзя было не оценить.

Раздача слонов (если точнее, пластиковых статуэток от художника Сергея Шеховцова в виде скрещения Спасской башни и Биг-Бена) не могла не сопровождаться материализацией духов — и в данном случае материализовался дух «золотых нулевых», вроде бы безвозвратно утраченный из-за кризиса. Нынешняя церемония награждения была устроена таким образом, что популярная сегодня тема показной сиротливости и вынужденной экономии отправилась куда-то на обочину. Собрав под крышей Манежа весь столичный художественный бомонд, организаторы явно не собирались делать вид, что зазвали гостей поприсутствовать для галочки. Предложенное шоу вышло эффектным и размашистым, хотя и без «купеческой удали». Пожалуй, тут присутствовал не только вызов «трудным временам», но еще и концептуальный момент. Если даже премия не сулит лауреатам материального вознаграждения, то должно возникнуть ощущение, что сама по себе церемония — это нечто грандиозное, запоминающееся. Чтобы, к примеру, уже после официальных выступлений и вставных номеров на подиум вышел Марк Алмонд и исполнил сольный концерт для немногих оставшихся в зале… Словом, новая премия от The Art Newspaper Russia всеми силами стремится заявить, что выявленную нишу будет осваивать предельно основательно.