Что изменилось
в Сирии за год

Инфографика
Виктория Волошина
о новых идеях сэкономить
на стариках

Не в фокусе

«Красные огни» Родриго Кортеса в прокате

Владимир Лященко 19.07.2012, 14:04
__is_photorep_included4686073: 1

В прокат выходят «Красные огни» — триллер Родриго Кортеса про слепого экстрасенса с Робертом де Ниро, Сигурни Уивер и Киллианом Мерфи.

Поймав за рукав очередного экстрасенса, доктор Маргарет Матесон (Сигурни Уивер) и молодой профессор Том Бакли (Киллиан Мерфи) принимают поздравления от коллег и попутно учат их не совершать методологических ошибок. Если в ходе эксперимента испытуемый угадывает десять карт из десяти, то что-то не так с экспериментом — раз за разом доказывают авторитетный скептик и ее помощник. Маргарет и Том трудятся и преподают на кафедре, скажем так, истории и критики парапсихологии: в то время как соседи по университету в лице завкафедрой Пола Шеклтона (Тоби Джоунс) с восторгом ждут появления «людей икс», главные герои вытряхивают из шляп с двойным дном кроликов и перехватывают радиоподсказки, которыми пользуются в своих шоу телепаты.

Успешная война с мракобесием оказывается под угрозой, когда в городе объявляется Саймон Сильвер (Роберт де Ниро). Слепая звезда паранормальной активности, он сошел со сцены тридцать лет назад, после того как ученые так и не смогли доказать, что он мошенник. Теперь появился второй шанс, но вокруг Саймона творится неладное, а Маргарет к расстройству Тома отчего-то не спешит взяться за старого клиента.

Прошлым фильмом режиссера Родриго Кортеса был «Погребенный заживо», где актер Райан Рейнольдс просыпался в гробу и на протяжении полутора часов пытался из него выбраться. Прием исчерпывал себя минут за тридцать, но запомнился. Действие новой картины развивается в более разнообразных декорациях.

Неведомые силы громят квартиру Тома и взрывают прибор за прибором в его лаборатории, да еще птицы бьются насмерть о стекла с подозрительной частотой.

Слепец воспаряет над сценой театра, гнет ложки под присмотром людей в халатах и оперирует больных без инструментов.

Тут, правда, хочется спросить: а не перебарщивает ли сценарист с диапазоном способностей, которыми то ли обладает, то ли нет герой де Ниро?

И жнец, и швец, и игрец. Все-таки, когда он на манер филиппинских хилеров запускает руки в живот пациента, это уже похоже на игру в поддавки: как такого не вывести на чистую воду? С другой стороны, мало ли во что верят сценаристы, а легкая чертовщина, которая подступает к потенциальному разоблачителю, пусть и топорна, но оставляет шанс на существование сверхъестественного.

И все же противостояние рационального и иррационального выходит совершенно неубедительное: научный работник истерит, большой артист мастерски кривит рот.

В финале, как полагается, припасен сюрприз, но такой, что даже и не тянет о нем рассказать.

Лучше об упущенных возможностях. Вот, например, появляется время от времени в кадре замечательная Элизабет Ольсен, которая тут в роли девушки Тома почти весь фильм только и делает, что смотрит на нервного друга невыносимо опечаленным взглядом и кладет голову ему на плечо.

Было бы мило, окажись она призраком. Не ново, конечно, но отчего-то приятно подобное вообразить.

Впрочем, ничто в «Красных огнях» и не мешает принять такую точку зрения: в конце концов, ни отдельно раскрытый факт мошенничества, ни сколь угодно большое их количество не могут окончательно доказать, что не бывает честных сверхлюдей.