Пенсионный советник

Забор нашего времени

Репортаж с открытия 34-го Московского международного кинофестиваля

Полина Рыжова 22.06.2012, 13:31
__is_photorep_included4637245: 1

На открытии 34-го Московского международного кинофестиваля в кинотеатре «Октябрь» гости вспомнили о Тонино Гуэрре, наградили Тима Бертона, посмотрели экранизацию книги Сергея Минаева и надели маски-балаклавы от Pussy Riot.

С тех пор как ММКФ лишился своей традиционной площадки, кинотеатра «Пушкинский», фестиваль принимает у себя мультиплекс «Октябрь» на Новом Арбате, в котором полторы тысячи мест вместо необходимых двух с половиной тысяч, да и проложенная красная дорожка почета вынуждена начинаться прямо у ресторана «Шеш-Беш». С этими двумя проблемами организаторы честно попытались справиться: сделали прямые трансляции с церемонии в другие залы кинотеатра, а дорожку почета обнесли глухим железным забором. Так что церемония открытия превратилась в кино о церемонии открытия, а появление на дорожке театрального и кинорежиссера Ольги Дарфи в маске-балаклаве а-ля Pussy Riot осталось корпоративным секретом.

Церемония началась с «посвящения мастеру», сценаристу Тонино Гуэрре, скончавшемуся три месяца назад. Гуэрра, написавший сценарии к таким фильмам, как «Забриски Пойнт», «Амаркорд» и «Идентификация женщины», также работал с Тарковским, женился на гражданке Советского Союза и дружил с русскими поэтами. Поэтому Россия для него была очень важна, о чем заявил и сам Гуэрра с экрана монитора, на котором показывали биографический фильм о мастере. Сразу за Гуэррой пришла очередь Владимира Мединского, нового министра культуры: ему поручили зачитать приветственное послание Владимира Путина. Мединский влетел на сцену с папкой, улыбался и шутил, но в зале каждый раз повисало тяжелое молчание. Растопить лед в сердцах кинематографистов министр смог только во время пространного рассуждения о молодых режиссерах, когда он отметил, что и сам не понаслышке знает, как это трудно — делать первые шаги.

Бессменный председатель фестиваля Никита Михалков посетовал на то, что у фестиваля до сих пор нет обещанного дворца, и представил председателя жюри, бразильского режиссера Эктора Бабенко. Михалков торжественно сообщил коллеге о том, что на фестивале традиционно «есть символ власти», и водрузил на шею хрупкому бразильцу гигантскую драгоценную цепь с ликом Георгия Победоносца.

Бабенко очевидным образом смутился, а Михалков похлопал его по плечу со словами: «Не смотри так на нее: мы ее заберем обратно».

Бразилец смутился еще больше, однако сообщил залу, что его отец с Украины, поэтому Россия для него тоже очень важна.

После короткого представления семнадцати картин основного конкурса пришло время вручать первый приз — за вклад в мировой кинематограф. Победителя представил Тимур Бекмамбетов, который ограничился намеками на то, что им удалось поработать вместе с лауреатом. Зная, с какого фильма открывается внеконкурсная программа ММКФ, догадаться о том, кто станет победителем в номинации, было несложно. Приз вручили Тиму Бертону, продюсеру нового фильма Бекмамбетова «Президент Линкольн: охотник на вампиров».

На сцене Бертон тоже стеснялся, краснел от непрекращающегося потока комплиментов, извинился за то, что не говорит по-русски, добавил, что, впрочем, и на английском он тоже не особо говорит, и сбежал.

34-й ММКФ открывался премьерой фильма «Духless», и представить картину вышли её создатели: режиссер Роман Прыгунов, актеры, писатель Сергей Минаев и автор саундтрека Вася Обломов.

Оппозиционный музыкант Обломов смотрелся как минимум свежо и любопытно на одной сцене с актрисой и депутатом Государственной думы Марией Кожевниковой,

а продюсер фильма Петр Ануров поделился с залом своей непосредственной радостью: «О Боже, здесь только что стоял Тим Бертон!»

Вообще, надо отдать должное оригинальности (и легкому безумию) идеи открыть традиционно светское и неизменно помпезное мероприятие не слишком умным и довольно длинным фильмом о том, что все светское и помпезное бездушно и порочно. Экранизация романа Сергея Минаева получилась очень аккуратной, почти дословной — «Повесть о ненастоящем человеке» (такой подзаголовок имела книга) эпохи «нулевых» путем легкой ретуши и добавления в фильм пары десятков iPad стала историей страдающего от внутренней пустоты клерка 2010-х.

Актер Данила Козловский, исполнитель главной роли, мужественно хмурится весь фильм и ставит обществу диагнозы. Диапазон тем для высказываний очень широк: Россия – Запад, Москва – Питер, быдло – интеллигенция, проституция – любовь, левые протесты – ОМОН, благотворительность — кокаин…

«Духless» стал третьим фильмом Прыгунова: до этого он снял триллеры «Одиночество крови» и «Индиго». В новом фильме тоже часто появляются отголоски жесткого жанрового кинематографа, впрочем, как и отголоски остроумных шуток, однако ситуацию полностью исправляют любовные диалоги в стиле: «Что у тебя играет? The Cure – Close to me? А мне больше нравится… Boys don't cry». В фильме, так же как и в книге, много мата, наркотиков, неумной социальной критики, однако есть и приятные сюрпризы.

Например, наркотическое видение главного героя в виде Супермена – Путина, который по ночам спасает мир.

Заканчивает раздавать звонкие оплеухи режиссер мыслью о том, что все бренно, и идиллической картиной огромной городской свалки. Примерно в этом же состоянии к концу мероприятия пребывала и арбатская красная дорожка, заваленная бумагами, бутылками и окурками, а за глухим железным забором звезд уже дожидались толпы бабушек — разумеется, чтобы спросить билетик на фуршет.