Пенсионный советник

Прошлое, конечно, впереди

В фонде «Екатерина» открылись выставки «К вывозу из СССР разрешено...» и «Past Perfect»

Велимир Мойст 22.06.2011, 18:24
Фонд культуры «Екатерина»

В столичном фонде культуры «Екатерина» одновременно открылись две выставки, каждая из которых по-своему рассказывает об одном – об искусстве и художниках московского нонконформизма: сами произведения составили экспозицию «К вывозу из СССР разрешено...», а фотолетопись той эпохи — выставку Игоря Пальмина «Past Perfect».

Трудно назвать пласт искусства, который был бы более востребован в последние годы, чем произведения художников-нонконформистов позднесоветского периода. Обилие персональных выставок и групповых ретроспектив, постоянное присутствие на аукционах, регулярное репродуцирование на страницах книг и журналов – все это создает ощущение, что упомянутое явление переживает невероятный всплеск интереса к себе со стороны широких слоев населения. Что вряд ли верно. Надо полагать, этот бум во многом инициирован в коллекционерских кругах и не отражает впрямую сегодняшних общественных настроений. Однако энтузиазма собирателей вполне достаточно, чтобы иллюзия массового ажиотажа вокруг «другого искусства» поддерживалась и не угасала.

Свою лепту (отнюдь не первую) в этот процесс внес фонд культуры «Екатерина», реализовавший большой проект «К вывозу из СССР разрешено...». Это ретроспективный обзор московского нонконформизма – того самого феномена, который легко очерчивается именами, но с трудом поддается аналитическому постулированию.

Наиболее привычным и едва ли не единственным определяющим критерием остается «инакомыслие», моральное и эстетическое противостояние соцреалистическим догмам.

Этого хватает, чтобы задать максимально широкий охват и никого из «нужных» авторов не упустить из виду, однако при подобном подходе нельзя понять, что у всех этих людей было общего, кроме неприязни к режиму. Дальше приходится разбираться на уровне отдельных персон или творческих группировок (кстати говоря, даже такая схема не во всех случаях способствует выявлению закономерностей). Вот и получается, что московский нонконформизм – это агломерация разнородных идей, стилей, тенденций, многие из которых друг другу противоречат. Не будь тоталитарного эстетического диктата, вряд ли бы имело смысл объединять всех вольнодумцев в одну колоду.

Но диктат был, тут не поспоришь. И сами нонконформисты все же ощущали между собой некое родство, хотя бы на почве внутренней нелояльности к государству.

Собственно говоря, на этом неявном родстве и базируется нынешняя выставка, как и все прежние проекты такого рода. Само название экспозиции подразумевает формулировку на штампе Министерства культуры СССР. Она означала, что произведение искусства, предназначенное к отправке за границу, особой художественной ценности не имеет. По сути, пренебрежение советских чиновников к чуждым им культурным явлениям и оказывается водоразделом между андеграундом и официозом. Ничего нового с точки зрения оценки нонконформизма (разумеется, теперь уже со знаком плюс, а не минус) здесь не содержится, зато включено немало произведений, которые можно считать знаковыми. Большей частью они позаимствованы из коллекции супругов Семенихиных, основателей фонда «Екатерина», а также из нескольких других частных собраний.

В отсутствие исследовательских задач выставка берет внушительностью.

Все ключевые фигуры на месте – Рабин, Немухин, Зверев, Яковлев, Соостер, Кабаков, Пивоваров, Янкилевский, Краснопевцев, Булатов, далее почти везде. Проект вполне тянет на музейную репрезентацию темы, так что зрителям, желающим уяснить, who is who на андеграундном олимпе, сюда прямая дорога. Явно обратит на себя внимание и экспозиционный дизайн: его элементом оказались панели из некрашеного оргалита, что выглядит весьма непривычно, зато недвусмысленно отсылает ко временам «всеобщего равенства».

Еще более наглядное указание на тогдашний быт содержится в инсталляции, воспроизводящей типовой интерьер советской квартиры.

Вернее, не вполне типовой: на стенах висят опусы все тех же нонконформистов.

Если на выставке «К вывозу из СССР разрешено...» время обозначено опосредованно, через калейдоскоп художественных стилей, то в экспозиции «Past Perfect» оно выражено почти напрямую, через лица и ситуации. Ретроспектива знаменитого фотографа Игоря Пальмина может восприниматься и как приложение к соседнему проекту, поскольку героями его снимков были те же художники, чьи работы представлены на двух верхних этажах. Но с не меньшим интересом эти фотографии можно рассматривать и автономно – в качестве блестящей репортерской эпопеи про 1960-е – 80-е годы.