Пенсионный советник

Диор под сенью муз

В ГМИИ имени Пушкина открылась выставка «Диор: под знаком искусства»

Велимир Мойст 28.04.2011, 14:36
ГМИИ имени Пушкина

В ГМИИ имени Пушкина открылась выставка «Диор: под знаком искусства» – своего рода дизайнерское шоу с элементами музейной фантазии. Манто, вечерние платья, шляпки и сумочки соединились с живописью Энгра, Гойи, Сезанна, Малевича.

Демонстрацией моды в стенах художественного музея вряд ли кого-то удивишь. Подобная практика возникла еще в прошлом веке, и за пару недавних десятилетий её причастились даже крупнейшие мировые сокровищницы. Не от хорошей жизни, надо полагать, хотя официальные формулировки обычно гласят, что имеет место эволюционный процесс внедрения haute couture в сферу «высокого искусства». Ради легитимации этого статуса и затеваются выставочные шоу, где знаменитые бренды предстают осененными крыльями муз и освященными именами великих художников.

Музеи поначалу стеснялись своей роли, а потом вошли во вкус и начали говорить об участии в таких проектах с нотками нескрываемой гордости.

Можно долго рассуждать на тему, куда катится мир, но в части взаимоотношений «высокой моды» с международным музейным сообществом все прежние табу сняты окончательно. Данный симбиоз признан правомерным, органичным и не подлежащим высоколобой критике. Да и что тут страшного, если взглянуть на вещи рационально? Выставки, презентующие те или иные модные дома, собирают обильную прессу и пользуются успехом у широкой публики. Музеям не нужно заморачиваться поиском спонсоров, а представителям фэшн-индустрии – ломать голову над тем, как бы придать своему репертуару побольше респектабельности. Ведь сошлись уже во мнении, что мода есть искусство, так что капризы неуместны...

В 2007 году в том же Пушкинском музее проходила выставка, посвященная Коко Шанель, – и все были довольны. Ну, почти все.

Брюзги всегда найдутся. Собака лает, караван идет.

Нынешний диоровский «караван» богат роскошными одеяниями, экспозиционным дизайном и шедеврами изобразительного искусства. Может возникнуть ощущение, что в здание ГМИИ вселился продвинутый бутик, оригинально декорированный и оснащенный спецэффектами. Витрины, подиумы, зеркала, инсталляции, видеопроекции, светомузыкальные аранжировки – все по высшему разряду. На дизайн устроители средств не пожалели. К примеру, в Белом зале выстроены два ряда фальшколонн, которые имитируют уже существующие, с той разницей, что в пластиковые клоны вмонтированы витрины-колбы с диоровскими моделями одежды. Созданный антураж нацелен на то, чтобы оказавшиеся в нем посетители (вернее, все-таки посетительницы) от всего сердца могли бы воскликнуть: «Вау!»

Немного придя в себя от эстетического потрясения, зрители обнаружат, что здешнее великолепие не самоцель.

Воспевание личности и творчества легендарного кутюрье происходит поэтапно, в соответствии с тематическими разделами. Имеются такие рубрики, как «Сады Диора», «Балы Диора», «Кристиан Диор и XVIII век», «Тело и линия», «Прекрасная эпоха» и т. п. Чего стоит хотя бы инсталляция под названием «Бог и золото» (сочетание слов Dieu и Or опять-таки не случайность): полукруглая ниша Белого зала превращена в алтарь, где располагается подлинная древнеегипетская гробница, окруженная стройными рядами диоровских парфюмерных флаконов и позолоченными платьями из коллекции 2004 года, которые должны напоминать о прототипах образца 1954-го... Вы уже, верно, догадались, что работы самого Кристиана Диора – это лишь отправной пункт для демонстрации всех достижений одноименного дома, включая самые недавние – те, что произведены под художественным руководством Джона Гальяно, уволенного в марте за хулиганское поведение и антисемитские высказывания. Имя опального маэстро в аннотациях не встречается.

Зато вокруг основателя заведения создан настоящий культ, вольными или невольными служителями коего выступают десятки художников и фотографов.

Откуда, спрашивается, черпал вдохновение изобретатель незабвенного стиля New Look? Да вот отсюда и черпал – из картин Франсиско Гойи, Жана-Огюста-Доминика Энгра, Винсента ван Гога, Амедео Модильяни, Пабло Пикассо, Анри Матисса, Казимира Малевича и прочих гениев. Некоторые из экспонатов позаимствованы в коллекции самого Диора, другие одолжены в Версале, Лувре, музее Орсэ, Туринской пинакотеке, Пушкинском, Третьяковке и в частных европейских собраниях. Классический и авангардный репертуар дополнен опусами Тома Вессельмана, Ширин Нешат, Пьера и Жиля, Маурицио Каттелана, фотографиями Ман Рэя, Хельмута Ньютона, Ричарда Аведона. Даже некоторые наши актуальные художники задействованы в этом шоу – упомянем Виноградова с Дубосарским и группу Recycle. Предполагается, что всю эту разнородную изобразительную мозаику зритель будет сопоставлять с диоровскими платьями, плащами, сумочками, туфлями, ювелирными украшениями. Зрелище чревато катарсисом – правда, предсказывать, в каком месте и почему именно он должен случиться, не возьмемся. Ищущий да обрящет.