Пенсионный советник

Прозаик на колесах

В прокат выходят «Области тьмы»

Сергей Синяков 17.03.2011, 15:10
outnow.ch

В прокат выходят «Области тьмы» — комический триллер про таблетки гениальности от создателя «Иллюзиониста», счастливо свободный от драматургических условностей, ума, чести, совести и морали.

Эдди Морра (Брэдли Купер) не первый месяц работает над научно-фантастическим романом, но, как это заведено у мыслящих тунеядцев, плотно завис на выдавливании из себя первой фразы, а фабулу излагает неблагодарным слушателям — завсегдатаям рюмочных. Благодаря драматическим обстоятельствам он разживается пакетиком таблеток с солидным названием НЗТ-48. Как известно, у нормальных людей функционируют только 20 процентов мозга, а остальные 80 большей частью дремлют, тупо занимая бесполезную жилплощадь в голове. Тогда как новый препарат вынуждает интенсивно вибрировать все без исключения мозговые клетки, чем Эдди незамедлительно пользуется. В порядке разминки соблазняет кореянку-квартиросъемщицу, со скоростью, не снившейся Илоне Давыдовой, осваивает несколько языков и музицирует на пианино. Ну и, понятно, в четыре дня сочиняет великий роман. Однако, как в анекдоте о писателях с ключевой фразой «про каких, блин, заек», герой понимает, что быть прозаиком в нашем мире не больно-то круто, и становится гениальным биржевым аналитиком. На этой почве судьба сводит его с финансовым магнатом Карлом ван Луном (Роберт де Ниро).

Тертый калач ван Лун, как и прочие новые знакомые Эдди, присматривается к талантливому молодому человеку с интересом, но и не без подозрительности, которая чисто по-человечески более чем понятна.

Имя исполнителя главной роли Брэдли Купера («Мальчишник в Вегасе», «Команда А») наверняка не первым делом приходит в голову агентам по кастингу, когда требуется кто-нибудь на роль сумрачного интеллектуала. Однако в «Областях тьмы» щенячье обаяние Купера оказывается как раз к месту (особенно на контрасте с де Ниро в привычном образе хищника, чья мнимая расслабленность — лишь маскировка работы мысли на предмет кем бы перекусить). Формулировки типа «но разве не хитроумность Шекспира разоблачает бездарность?» вкупе с присущим герою лучезарным и пустым взглядом той незамутненной синевы, которой славны гжельские сервизы, свидетельствуют о чудодейственности препарата убедительнее любых спецэффектов.

Собственно, компьютерные технологии используются в бюджетном кинофильме без купеческого самоварного блеска, зато с выдумкой.

Так, в «Областях тьмы», возможно, наилучшим образом в истории кино проиллюстрирован процесс литературного вдохновения. С потолка в комнате Эдди на манер побелки сыплются символы латиницы и сами собою складываются в единственно верные слова и фразы — что-то похожее, как представляется, может происходить в кабинете какого-нибудь на зависть плодовитого публициста, скажем, Дмитрия Львовича Быкова.

Как герой за пару экранных секунд, набаловавшись, оставляет всякий промысел (пианино, покер, кресло сенатора), прежде чем тот успеет осточертеть, так и постановщик Нил Бергер не считает нужным стеснять себя жанровыми рамками.

Стартуя как сбрызнутый кровью сказ про счастье дурака вроде «Брюса всемогущего», фильм некоторое время пасется на территории «Матрицы» с ее дутым пафосом (и тоже с таблетками), забредает на «Уолл-стрит», по необходимости притворяется мелодрамой, но разрывает финишную ленточку уже как забубенный трэш. Есть, скажем, сцена со слизыванием крови врага (чтобы буквально стать еще на капельку умнее), укомплектованная русским бандитом Геннадием — он благодаря удивительным облаткам проходит ускоренный курс антропологической эволюции, на которую его коллегам из 90-х понадобился не один год. Впрочем, от типовой кармы тамбовского волка никакие НЗТ-48, как выясняется, не лечат.

От хлопот — зримых и осязаемых, как Геннадий, или метафизических, как возврат к базовой тупости на правах отходняка, — Нил Бергер избавляет героя легкой режиссерской десницей.

Он запросто обрубает чересчур запутанные сюжетные ниточки и не испытывает трепета к литературному первоисточнику. Одноименный роман Алана Глинна скорее уж располагает к пессимистичному выводу, что многие знания умножают скорбь. Для режиссера знание — однозначный свет. Хоть бы и чисто технический: после приема таблетки мир для Эдди благодаря бесхитростному фокусу со светофильтром становится, как если смотреть на него сквозь желтые очки-антифары, ярким, выпуклым и сочным.

Бергер и из своего «Иллюзиониста» про фокусника слепил не заумь в манере «Престижа», а наглый ромком, и в «Областях тьмы» демонстрирует уверенность, что лучшая концовка для истории — это когда парень и девушка целуются в уютном ресторане.

Имеется и мораль, в которой вопреки пораженческим предостережениям минздрава емко сформулированы мечты всех наркоманов и алкоголиков мира. Чтобы жить долго и приятно, вовсе не обязательно соскакивать с продукта на ПМЖ, в засиженную мухами тусклую реальность, — достаточно определиться с дозировкой.