Пенсионный советник

«Я не хочу быть напримером»

Умер аниматор Иван Уфимцев

Вадим Нестеров 01.09.2010, 13:37
Кадр из фильма «Следствие ведут знатоки. Дело №14: подпасок с огурцом»

31 августа скончался актер и режиссер-мультипликатор, народный артист России Иван Уфимцев – создатель Мартышки, Слоненка, Попугая и Удава из «38 попугаев»; человек, успевший и сделать более 40 мультфильмов и напомнить, что «до первой звезды нельзя».

Иван Уфимцев, в отличие от большинства создателей культовых советских мультфильмов, был в анимации человеком сторонним. У нас ведь как повелось? Приходит человек на «Союзмультфильм» обычным художником, разрисовывающим фоны, и потом, пройдя все ступени, постепенно дорастает до мастера, создающего шедевры, как, например, было с Норштейном или Хитруком. С Уфимцевым же все случилось совершенно по-другому.

Иван Васильевич начинал как актер: в 1948 году он окончил школу киноактёра в Свердловске, работал в театре и кино. В начале 50-х с Урала перебрался в Москву и поступил учиться на режиссёрский факультет ГИТИСа. Свое будущее видел только в театре, после окончания института распределился в Ярославль, в знаменитый Русский драматический театр Федора Волкова, где вполне успешно трудился несколько лет. Все изменилось в 1963 году, когда Уфимцева пригласили на «Союзмультфильм» сделать постановку мультфильма «Вот какие чудеса». Казалось бы, обычная халтура, которой у любого режиссера в жизни бывает море разливанное, но именно этот случай изменил все. Как любил говорить Иван Васильевич:

«Сам я театральный режиссер, и в мультипликацию попал просто анекдотически случайно. И застрял здесь вот уж на двадцать лет».

Действительно, опыт работы на новом поприще неожиданно оказался удачным: уже вторая его работа в качестве режиссера-мультипликатора — фильм «Чьи в лесу шишки» — получила «Серебряного пеликана» за лучший детский фильм на фестивале анимационных фильмов в Мамайе (Румыния). В результате мультипликации Иван Васильевич больше не изменял, разве что иногда вспоминал еще и об актерской своей ипостаси.

О своем «непрофессионализме», кстати, помнил всегда и очень о нем сожалел: «Хорошо, когда режиссер сам работал мультипликатором: он знает, как пошевелить, как подвинуть. Сейчас, когда я всё-таки приближаюсь к концу своего пути, думаю, что режиссер у нас должен иметь хорошую школу художника-мультипликатора. Он должен что-то уметь.

Сам я ничего не умею. Я могу только командовать, рассказывать. Как ни объясняй, лучше показать.

Чем хорош Норштейн? Он всё может сам. А я – только рассказывать про своего героя, какой у него характер, что-то сыграть. А дальше всё зависит от мультипликатора».

Именно поэтому главный упор Уфимцев всегда делал на команду. «В свое время, когда нас провожал на диплом наш мастер (я учился у Алексея Дмитриевича Попова), он говорил: «Что вы волнуетесь? У вас актеры будут? Будут. Композитор будет? Будет. Художники будут? Будут. Вы только не мешайте им работать — они всё сделают. И не думайте, что вы умнее их». Это правда.

Если над фильмом работает хорошая профессиональная группа, он получится.

Другое дело, как договориться с этими людьми. Если сумеешь, всё будет в порядке. У меня, как у человека театра, все пристрастия, естественно, сосредотачиваются на актере. Ведь и в мультипликации, как на сцене, всё зависит от того, какие требования мы предъявляем к нашим актерам-мультипликаторам, чего ждем от их игры. Для меня в фильме главное – персонаж, характер. А значит – актер, функции которого выполняет художник-мультипликатор. Я всех люблю – художника, оператора, композитора, они все мне необходимы, я без них безо всех не могу. Но главное для меня всё-таки художник-мультипликатор».

И чутье на художников-постановщиков у него было феноменальное – с Уфимцевым работали Владимир Дегтярев, Тамара Полетика, Анатолий Курицын, у него начинал Николай Титов, над несколькими работами еще в качестве аниматора трудился вышеупомянутый Юрий Норштейн. Ну и, конечно же, великий Леонид Шварцман, с которым Уфимцев сделал множество фильмов.

Не секрет, что кукольные «мультики» (а других Уфимцев не делал) дети никогда особо не любили: ну какое может быть сравнение вялых плюшевых фигурок с динамикой и многоцветьем рисованной анимации?

Но изредка наша кукольная анимация выдавала такие шедевры, устоять перед которыми было невозможно, а мультфильмы эти становились культовыми в подлинном, изначальном смысле этого затасканного слова.

Таким стал и лучший мультфильм Ивана Уфимцева – серия про «38 попугаев». Нет, удачные работы, конечно, были у него и до этого – «Чьи в лесу шишки», «Лашарика» или «Осторожно, щука!» дети смотрят и пересматривают до сих пор. Но похождения очкастого Слоненка, мечтательного Удава, деятельного Попугая и активной Мартышки стали народными в полном смысле слова – пересматривались несчетное количество раз, разошлись на цитаты и стали благодатным материалом для множества анекдотов.

Именно этот мультфильм как нельзя лучше иллюстрирует тезис Уфимцева о команде.

Просто сложилось все вместе, просто все совпало – блистательные сценарии Григория Остера, режиссура Уфимцева, персонажи Шварцмана, голоса Казакова, Румянцевой, Ларионова и Ливанова. И случилось чудо. Чудо с виновато-умными глазами Слоненка, сметающим все обаянием Мартышки (ее, кстати, «делали» с дочки режиссера, ныне известной телеведущей Екатерины Уфимцевой), неистребимым апломбом Попугая и роскошной вальяжностью философствующего Удава. В каждой серии смех до икоты, недетские диалоги и вечные темы: «Три – это куча?», «Новый год просто так не приходит — его надо встречать», «А будущее — ненастоящее?».

Успех был так силен и несомненен, что его создатель Иван Уфимцев в определенной мере стал его заложником. Он пытался вырваться из амплуа «создателя 38 попугаев», затевал новые сериалы (вроде трех серий приключений трех лягушат), сделал три фильма о приключениях слонёнка, пытался работать во взрослой мультипликации – достаточно вспомнить его последний фильм «Деревенский водевиль». Работал в кино, переиграл практически во всех фильмах своего друга Михаила Казакова, снимался у других режиссеров (помните его противного ухажера-художника во «Влюблен по собственному желанию»?).

По общему признанию, Уфимцев был мастером эпизода, даже минутное его появление на экране надолго врезалось в память, будь это даже рекламный ролик с Александром Суворовым, которому «до первой звезды нельзя».

Но вот сегодня он ушел от нас после долгой и мучительной болезни (последние годы не вставал с постели, две недели в коме) – и все сказали: «Автор «38 попугаев» умер». Потому что все мы – что уж греха таить – в свое время повторили за Слоненком: «Я не хочу быть, извините, напримером», — и начали учиться быть собой.

Учиться самим задавать неправильные вопросы и самим на них отвечать.

И спасибо вам за них, Иван Васильевич.

Прощание с народным артистом России Иваном Уфимцевым начнется 3 сентября в 11:00 в фойе Белого зала Центрального Дома кино. Похоронят режиссера на Армянском кладбище (филиал Ваганьковского кладбища).