Медведь потянулся к «Меду»

Итоги Берлинского кинофестиваля

Екатерина Чен (Берлин) 24.02.2010, 11:05
Reuters

В Берлине завершился 60-й международный кинофестиваль. Торжествуют медведи — золотые, простые, серебряные и белые.

Природа взяла свое: в выигрышном положении на юбилейном Берлинале оказались фильмы, где одну из главных ролей сыграла удаленная от цивилизации натура. Будь то дикий лес, как в турецком фильме «Мед», обладателе «Золотого медведя», или остров в Ледовитом океане из российской картины «Как я провел этим летом», удостоившейся трех «Серебряных медведей» — один из них присужден оператору Павлу Костомарову, еще два ех aequo вручены актерам Сергею Пускепалису и Григорию Добрыгину.

Любовь к природе президента жюри Вернера Херцога общеизвестна: он то и дело впускает в свои картины наряду с людьми то пингвинов, то игуан.

Поэтому решению судейской коллегии никто особо не удивился.

По поводу турецкого «Меда» режиссера Семиха Капланоглу, правда, многие критики лишь пожимали плечами, ибо отыскать философские глубины в медитативной истории про шестилетнего сынишку пасечника смог далеко не каждый. Проще было списать успех «Меда» на внешние атрибуты — например, на умиление по поводу самого мальчика, когда юный актер Бора Алташ вместе с режиссером позировал фотографам. В самом же фильме мальчик трогательно стеснялся читать вслух перед всем классом, зато с радостью уходил с отцом в лес собирать мед по ульям на деревьях.

Получая главную награду фестиваля, турецкий режиссер выразил надежду, что фильм и его успех помогут делу охраны природы в тех местах, где проходили съемки «Меда», и что в лесах там еще водятся медведи. Не золотые, а простые.

Дикий медведь, на этот раз белый, в фильм Алексея Попогребского «Как я провел этим летом», говорят, забрел незапланированно, но пришелся весьма кстати.

«Природа оказалась настолько близка, что волосы вставали дыбом, — признался взъерошенный Григорий Добрыгин на фестивальной пресс-конференции. — Я не испытывал большего животного ужаса в жизни, когда повстречался с медведем, и мы с оператором его отгоняли факелами». По словам молодого актера, для которого это была первая работа в кино, «входить в роль не пришлось — мы жили на Чукотке, на метеостанции, в тех же условиях, в которых живут наши персонажи». «В экстремальной ситуации человек становится собой, таким, какой он есть, а не тем, кого придумывают окружающие», — добавил Сергея Пускепалис. А режиссер Алексей Попогребский поведал о том, как еще на пути к месту съемок, пробираясь по тундре, группа едва не утопила вездеход с цифровой оптикой и оборудованием на полмиллиона долларов. «Я вспомнил Терри Гиллиама, — говорит Попогребский. — Как на съемках «Дон Кихота» на третий день на него обрушилась стихия и он сказал: наверное, мы не будем снимать это фильм». Но с нашим «Летом» все обошлось, и оператор Костомаров смог заснять северные красоты так, что берлинское жюри не могло его не отметить «за выдающиеся художественные достижения».

Слушать русскую речь со сцены Berlinale Palast было и странно, и приятно.

Все-таки и участием, и награждением российских лент на ведущих международных кинофорумах мы не избалованы.

Чего не скажешь о румынах. Конкурсная румынская драма Флорина Сербана «Захочу свистнуть — свистну» про 18-летнего воспитанника колонии, рвущегося на свободу, отхватил призы в двух категориях: второе по значению (после «Золотого медведя») Гран-при жюри и премию имени основателя Берлинале Альфреда Бауэра за инновацию в кино. Как новация в данном случае продолжает работать формула, уже опробованная в румынских лентах, получавших в последние годы призы в Канне: социальный реализм, простота декора и конфликта, сжатые сроки действия — почти классическое триединство.

Лучшей актрисой фестиваля стала японка Синобу Терадзима, сыгравшая в фильме «Гусеница».

Роль новоиспеченной обладательнице «Серебряного медведя» досталась тяжелая. Синобу сыграла жену героя, вернувшегося со Второй мировой войны в родную деревню без рук, ног и возможности разговаривать. Сперва женщина думала помочь мужу уйти из жизни, но потом все же взяла на себя заботы о калеке. А тот, надо заметить, вел себя с несчастной женой совершенно по-хамски и все время требовал жратвы. На церемонию закрытия актриса не приехала, но прислала по емейлу благодарность, которую со сцены и зачитали.

За лучший сценарий наградили показанный еще на открытии китайский фильм «Вместе врозь». Там к пожилой женщине после долгих лет разлуки с Тайваня возвращается давний возлюбленный и политические проблемы накладываются на семейные.

Ну а лучшим режиссером 60-го Берлинале, пожалуй, справедливо признали Романа Полански.

Как и на премьере своего образцового триллера «Писатель-призрак», на вручении «медведей» находящийся под домашним арестом режиссер блистал отсутствием.

Может показаться, что жюри Херцога обидело хозяев фестиваля, не вручив ни одного приза немецкому фильму. Однако это не совсем так: у ряда награжденных лент германские сопродюсеры, как у того же Полански или у турецкого «Меда».

Так что немцы за «медведей» в этом году тоже подержались.

На закрытии вне конкурса был показан фильм Йодзи Ямады «Про ее брата».

Одновременно седому мастеру, регулярно приезжающему в Берлин со своими негромкими и изящными шедеврами, в знак признания вручили почетный приз в виде камеры. Ямада-сан на этот раз поведал историю нелепого человека, который всю свою жизнь доставал родственников дурным поведением и позорил перед соседями. А когда собрался умирать, то заслужил прощение. Весьма точно иллюстрируя быт и нравы, вроде бы типично японские, а на самом деле чьи угодно, этот милый и незлой фильм вызывает у публики то смех, то слезы. И, главное, никакого пафоса. Хотя без голоса природы и тут не обошлось: надоедливый неудобный родственник разводил певчих птичек.