Летят волги

В прокат выходит «Черная молния»

UPI
В прокат выходит «Черная молния» — спродюсированная Тимуром Бекмамбетовым новогодняя сказка с русским Человеком-пауком, отсылками к «Чародеям» и гордостью советского автопрома в главной роли.

Тимур Бекмамбетов всего-то двумя фильмами умудрился завоевать себе репутацию главного поставщика новогодних блокбастеров. Именно его картины были успешнее прочих в новогоднем прокате 2 и 4 года назад. В прошлом году его попытались заменить сразу двумя проектами, которые потерпели одинаковое фиаско. Успешно дебютировав в Голливуде, режиссер вернулся к нам, чтобы занять теперь уже продюсерское кресло, дав возможность самореализации своим коллегам Александру Войтинскому и Дмитрию Киселеву.

Прежними остались лишь размах и дата выхода.

День рождения у студента Димы Майкова (Григорий Добрыгин) случился незадолго до Нового года, но всякую веру в чудеса легко уничтожил отец (Сергей Гармаш), радостно презентовавший отпрыску видавшую виды 21-ю «Волгу», на которой перед мажорами-однокурсниками появляться, понятно, стыдновато. Уж лучше пешком. Однако автомобиль все же пригодится: для доставки цветов он вполне подходит. Да и по Москве особенно не погоняешь – если есть сомнения, выгляните прямо сейчас из окна своего офиса. Вот в одной из пробок Диме и открылись чудодейственные свойства его средства передвижения: пара нажатий на заедающие кнопки — и «Волга», кряхтя, взмыла в белесое московское небо. Добра без худа, конечно, не бывает: гордость советского автопрома оказалась забытой секретной разработкой, за которой давно охотится зловредный олигарх (Виктор, разумеется, Вержбицкий). С помощью нанокатализатора, благодаря которому машина ездит по воздуху, он надеется добыть алмазы, зарытые в земной коре под «Москвой-Сити».

Заявленный «Дозорами» стиль бросается в глаза зрителю «Черной молнии» сразу и без утайки.

Москва здесь не деревенское кладбище с семнадцатиэтажными склепами; город предстает таким, каким его умеет показать только постоянный бекмамбетовский оператор Сергей Трофимов: морок мегаполиса и особая уличная магия – все на местах. Изменилась только история. «Черная молния» во многом простодушней «Дозоров», без сравнений с которыми никак не обойтись. Задача обязывает: фильм о супергерое предполагает добрую сказку, а не мрачное фэнтези.

Очевидны и последствия. То там, то сям дотошный зритель будет натыкаться на голливудский след: здесь «Железный человек», тут «Человек-паук», много «Человека-паука».

Однако методы, которыми бекмамбетовская команда выстраивает мир своих фильмов, работают даже в этих не самых близких нам координатах. Продакт-плейсмент здесь не режет глаз, а скорее назойливо напоминает о том, что мы и так видим каждый день, создает достоверность. Отсылки к советской новогодней классике, вроде совместного появления Валерия Золотухина и Екатерины Васильевой (Киврин и Шамаханская из «Чародеев», если кто забыл), сообщают происходящему верный ностальгический настрой.

Вержбицкий, наконец, в своем пантеоне инфернальных олигархов встал уже на ту грань, что скоро либо спустит рукава, либо неминуемо доиграется до николсоновского Джокера.

И вроде бы компоненты все давно известны, но природа радости, с которой создатели фильма мешают московское с голливудским, такова, что швы между ними в какой-то момент исчезают. Зрителю остается только восхищенно смотреть на экран. Там «Волга» летает, в конце-то концов.