Пенсионный советник

Большой человек маленького роста

Умер кинорежиссер Исаак Магитон

Вадим Нестеров 16.12.2009, 16:13
kino-teatr.ru, Виктор Горячев

Умер кинорежиссер Исаак Магитон, человек, открывший для страны Юрия Никулина, Федора Черенкова, песню Пугачевой «До свиданья, лето» и сделавший несколько хороших фильмов.

Умер кинорежиссер Исаак Семенович Магитон. Не знаменитый режиссер, не выдающийся. Снял всего шесть фильмов, пять из них — детские. Снял много сюжетов для «Фитиля» и «Ералаша», но кто там их режиссеров помнит... Написал две книги — «Кинопроба» и«Снился мне сад», да получил два невыдающихся звания — заслуженный деятель искусств России и заслуженный работник культуры автономной республики Крым. Вот, пожалуй, и все, что набирается для официального некролога. Негусто.

Его фамилию, наверное, помнило немного кинозрителей. Вот только помнящие и знающие пишут сейчас какие-то очень правильные слова.

Исаак Магитон родился в 1923 году в Симферополе, вырос в Москве. В 1937-м арестовали и расстреляли отца, через полгода забрали мать, 14-летний подросток остался с двумя младшими сестрёнками и 80-летней бабкой. Подрабатывал где мог, кормил семью, потом, когда все немного выправилось, поступил на географический факультет МГУ. В 1943 ушел оттуда на фронт. Служил в танковой разведке, о войне не рассказывал никогда. Демобилизовался в 1947-м и так — в военной форме — и отправился поступать во ВГИК. Завалился на экзамене, год проработал, попробовал второй раз — опять провалился, но знаменитый Сергей Герасимов почему-то взял его к себе на режиссерский курс. Как вспоминал сам Исаак Семенович, их актерско-режиссерская группа была очень сильной: из режиссеров – Лев Кулиджанов, Василий Ордынский, актеры – Алла Ларионова, Николай Рыбников, Нина Гребешкова.

Однако, проучившись с ними два с половиной года, Магитон переводится на заочный: надо было работать, кормить семью. Он работает вторым режиссером у Марка Донского на фильме «Мать», у Владимира Петрова на съемках «Петра Первого», да много фильмов было — «Фома Гордеев», «Леон Гаррос ищет друга», «Когда деревья были большими», «Синяя тетрадь».

В качестве второго режиссера прославился своим феноменальным «нюхом» на хороших актеров.

Именно он привел на фильм «Мать» к Марку Донскому актера киевского театра Русской драмы Олега Борисова – это была его первая роль. А в фильме «Когда деревья были большие» на главную роль был уже утвержден Василий Меркурьев, когда Магитон вдруг принялся убеждать Льва Кулиджанова посмотреть на молодого клоуна из цирка на Цветном. Так Юрий Никулин получил свою первую главную роль в кино. Потом, на съемках, они выяснили, что в детстве жили по соседству — один на Гороховской, другой в Токмаковом; оба играли в футбол и вспомнили, что игроки районного масштаба Изя и Горилла частенько встречались в «товарищеских матчах». Дружили потом всю жизнь, до самой смерти Юрия Владимировича. Кстати, мячи им подносил малолетний Семка Фердман, будущий Семен Фарада, которого для кино открыл тот же Магитон.

Свой феноменальный нюх на таланты Исаак Семенович, кстати, подтвердил и снимая самостоятельно. Как вспоминал недавно в интервью один именитый спортсмен, в фильме «Ни слова о футболе» был эпизод, где в матче двух детских команд забивается победный красавец-гол, сложнейшим ударом — «ножницами», в падении, через себя... Возник вопрос: где найти паренька, способного это сделать?

Из приведенных ему юных футбольных талантов режиссер Магитон выбрал… школьника Федю Черенкова.

Впрочем, до этого еще далеко. После института Магитон долго работал в «Фитиле», снял там более пятидесяти сюжетов и всегда ставил эту работу очень высоко: «Короткий жанр – трудный жанр. Носом о стенку я ударялся не раз: ведь в маленьком фильме надо было сказать что-то серьезное, но не назидательно и интересно». А когда в 1975 году появился «Ералаш», режиссер переключился на него — и там нашел себя. По отзывам коллег, с детьми он работал виртуозно, хотя всегда признавался, что это, пожалуй, самое трудное в профессии. Но и результат того стоил: его сюжеты, вроде «Серега, выходи!» или «Пахтакор – чемпион!» помнят до сих пор.

Полнометражных фильмов он сделал всего шесть: «Фантазеры», «Свистать всех наверх!», «Ни слова о футболе», «Центровой из поднебесья», «Весенняя олимпиада, или начальник хора» и «Пять похищенных монахов».

Они не пользовались бешеным успехом, но почему-то западали в душу.

Ваш покорный слуга, к примеру, насмотревшись «Свистать всех наверх!» и наслушавшись «Море, ты слышишь, море, твоим матросом хочу я стать» в итоге отправился из родной Средней Азии во Владивосток, в мореходку. О музыке в его фильмах, кстати, отдельный разгово: песни Зацепина из «Центрового из поднебесья» в исполнении Аллы Пугачевой, Олега Анофриева, Роберта Мушкамбаряна, Александра Барыкина стали классикой. Помните «До свидания, лето» или «Любовь одна виновата»?

Он был одним из последних настоящих детских режиссеров. Умеющих снимать детские фильмы без натужности и сюсюканья, имевших талант и понимавших, где грань. В свое время он ушел из «Ералаша», открыто заявив, что «Ералаш» превратился в помойку, где неталантливо пересказывают старые пошлые анекдоты.

Эта резкость дорого ему стоила: его последний фильм «Пять похищенных монахов», снятый в объединении «Ералаш», предсказуемо исчез. Его практически никто не видел, фильма нет на телевидении, он не выходил ни на видеокассетах, ни на DVD.

В последние годы он, как и многие его коллеги, давно не снимал, не сумев вписаться в новые времена. Но каждый год летом ездил на фестиваль детского кино в «Артек», а осенью — на международный фестиваль анимации «Крок». Вернее, ездил, пока в августе этого года ему не поставили кардиостимулятор. А сейчас все эти режиссеры и аниматоры, выросшие мальчишки-девчонки, для которых он когда-то снимал, пишут у себя в ЖЖ что-нибудь вроде:

Его любили все и любя подтрунивали. Он был талисманом фестиваля КРОК. Он был талантливым, весёлым и добрым человеком с грустными глазами....

Он умел веселиться. Как-то мы сидели на палубе, душевно разговаривали, выпивали и горланили песни до шести утра. Нам было хорошо. А в восемь утра он постучался в мою каюту и приказал идти на завтрак. Он был вдвое старше меня и вдвое выносливей. Он был железный старик. Бывший офицер, фронтовик, разведчик...

Большой человек маленького роста... Ему было 86 лет, но он всё время работал, куда-то торопился. А как моторчик забарахлил, как силы оставили, так и не смог он жить. Положение лёжа не его стиль... Он злился на себя из-за этого. У меня нет слов выразить это горе...

Трогательный, добрый, талантливый пират, с нашлёпкой на глазу из ремешка с часами. Неутомимый кавалерист, кинематографист, футболист. Истовый человек.
Его выпуски в «Ералаше» распознаются по почерку.
Царствие Небесное, Исаак Семенович...

Наверное, это и называется – светлая память…