Заветам Аллаха не верны

Выставка «Лицо. Образ. Время»

фонд культуры «Екатерина»
Разобрать человеческое естество на молекулы и составить их в другом порядке, чтобы выразить авторскую идею – такова уже привычная методология искусства нашего времени. Многие примеры этой творческой практики представлены на выставке «Лицо. Образ. Время» в Фонде культуры «Екатерина».

Экспозиция с подзаголовком «Изображение человека в искусстве: от модернизма к современности» сделана не на музейном материале, как можно подумать, а на основе одной, хотя и большой, частной коллекции. Впрочем, почему не на музейном? Собрание Екатерины и Владимира Семенихиных вполне можно рассматривать как фонд художественного музея – с той оговоркой, что особенности репертуара продиктованы не коллективным искусствоведческим разумом, а свободной волей владельцев. Так что, берясь за нынешний проект, хозяева коллекции имели полное право трактовать заявленный вопрос по собственному усмотрению. Мол, скрупулезность и объективность – это прерогатива национальных сокровищниц, вроде Третьяковки или Русского музея, а у нас свой подход к коллекционированию и, как следствие, свой взгляд на проблему.

Тем более что проблемы, если задуматься, и нет как таковой.

Изображение человека действительно подверглось в последние век--полтора существенным мутациям, но не более существенным, чем изображение чего угодно другого – хоть табуретки, хоть облаков. Западная цивилизация (ну и наша вместе с нею) не убоялась экспериментов в искусстве, результатом которых стала радикальная трансформация привычных визуальных образов. Никого не удивишь ни вывернутым наизнанку строением, ни меховым чайным сервизом, ни человеческим лицом из треугольников и квадратов. Любая попытка отследить, как менялось во времени представление о портрете, неизбежно приводит к обзору сменяющих друг друга художественных систем и социальных правил. А уж такой обзор обречен быть неполным по определению.

Потому не стоит придираться к выставке в фонде «Екатерина» с позиции «не хватает того, переизбыток этого».

Тут не энциклопедия, а просто сочинение на заданную тему.

Скорее уж можно попенять на выпадение из хронологического отрезка, самими же устроителями и очерченного. Если иллюстрировать период «от модернизма к современности», то все-таки незачем трогать академиста Семирадского или передвижника Репина. На словах можно оправдать любые вкрапления, но как наткнешься в экспозиции на «Фрину на празднике Посейдона в Элевсине», так и задашься невольным вопросом – а почему тогда не Тропинин с Венециановым? Тематика и без того путаная, без ста томов не разберешься, а тут еще предшественников подогнали... Вот против Машкова с Кончаловским возразить нечего – модернизм налицо. Дальше движемся по направлению к современности более-менее понятным образом, хотя траектория, повторимся, во многом задана коллекционерскими вкусами.

Вкусы эти вполне трендовые, так что зрители, не чуждые выставок современного искусства, сходу обнаружат знакомые имена и примелькавшиеся стили.

Альбом «Вокноглядящий Архипов» концептуалиста Ильи Кабакова, бронзовая статуя «Микки и Минни» соцартиста Александра Косолапова, пародирующая «Рабочего и колхозницу» через призму диснеевского культа, живописные опусы постмодернистов Владимира Дубосарского и Александра Виноградова, шальные перевоплощения Владика Мамышева-Монро в Любовь Орлову, поролоновые изваяния Сергея Шеховцова – всего не перечесть, поскольку собрание Семенихиных и впрямь внушительное, особенно в части актуальных искусств. Не обходится выставка и без заграничных звезд вроде Тони Мателли, Пьера и Жиля, братьев Чэпменов.

Короче говоря, взору предстает довольно увесистый и дорогостоящий кусок контемпорари арта, со своими хитами и приоритетами.

Но было бы, пожалуй, опрометчиво подводить под все увиденное культурологическую базу и заморачиваться на трактовках отдельных экспонатов. Понятное дело, из ниоткуда произведения искусства не возникают и уж тем более не попадают в престижные коллекции. За каждым опусом стоит какая-нибудь традиция, тенденция, авторская репутация и т.п. Но выводить диагнозы человечеству на основании этих примеров не стоит, как не стоит и прогнозировать дальнейшие пути искусства. Достаточно было шараханий из стороны в сторону, чтобы начать уже осторожничать с выводами.

Если не победит во всем мире исламский запрет на изображение живых существ, портретный жанр непременно будет эволюционировать дальше.

Кстати, не исключены и переоценки прошедших этапов – такое тоже бывало. Посему рекомендуем не воспринимать эту выставку в качестве безупречного гида или исчерпывающего катехизиса. Здесь всего лишь версия событий, пускай и принятая сегодня за основную.