Слушать новости
Телеграм: @gazetaru
Будущее поделят на семерых

Названы российские участники биеннале в Венеции

Российская кураторская группа
Названы имена участников и обрисованы контуры проекта, который будет реализован в российском павильоне на 53-й биеннале в Венеции. «Победу над будущим» должны обеспечить литры крови, галлоны нефти и поролоновые гербы.

Мировые художественные слеты проходят в Венеции раз в два года и представляют собой нечто среднее между ярмарками тщеславия и спортивными турнирами. Правда, состязательное начало здесь выражено гораздо слабее, чем, допустим, на кинофестивале с той же пропиской. Участники биеннале не столько оспаривают официальные награды, сколько борются за неофициальное реноме. Успех или неудачу отдельного выступления определяет международная «закулиса», то бишь экспертное сообщество. Его мнение формируется в первые дни форума, а потом уж все вынуждены мириться и соглашаться с навешанными ярлыками.

При такой постановке дела вряд ли надо рассчитывать на объективные достоинства национального проекта — оценки все равно возникают субъективно.

Не послужит никакой гарантией и соответствие общей теме биеннале, поскольку девизы всегда формулируются предельно размыто. Скажем, нынешний главный куратор Даниэль Бирнбаум предложил тему «Создавая миры». И где тут искать путеводную нить? Мир художника — понятие интуитивное, его отсутствие или наличие приборами не фиксируется. Короче говоря, единственная разумная схема — делать то, что самим представляется важным и интересным, а международный контекст учитывать по мере возможности. В этом случае хотя бы не обидно будет, что прогнулись по всем статьям, а похвалы снова не заслужили.

Куратор Ольга Свиблова, во второй раз отвечающая на биеннале за российскую «культурную программу», предложила этим летом реализовать проект под названием «Победа над будущим».

В заголовке нетрудно уловить футуристическую коннотацию — вспомним об авангардной опере Алексея Крученых «Победа над солнцем». На сей раз, впрочем, речь едва ли идет об утопическом мировосприятии. Схватка с будущим подразумевает всего лишь набор эстетических моделей, которые, по мнению куратора, выглядят перспективными и жизнеспособными. Команду из семи художников не назовешь молодежной (большинству из них около сорока или больше, за исключением Ирины Кориной, не достигшей и тридцати), однако они должны продемонстрировать энергетический всплеск и хорошую конкурентную форму, борясь в действительности не с будущим, а с самым что ни на есть настоящим — в лице авторов из других стран.

Контуры июньского проекта Ольга Свиблова очертила на установочной пресс-конференции.

Одно из центральных мест в павильоне займет мультимедийная инсталляция Андрея Молодкина, состоящая из двух стеклянных скульптур с очертаниями Ники Самофракийской. Полую богиню победы будут наполнять нефть и кровь, а посредством видеокамер на экране спроецируется результат виртуального смешения двух субстанций. Масштабом должна отличиться и инсталляция от Ирины Кориной, предложившей создать неподвижные фонтаны по авторской технологии. Алексей Каллима покажет живописные фрески, написанные флуоресцентными красками. Согласно замыслу художника сцены ликования болельщиков на стадионе будут видны лишь в ультрафиолетовом освещении, которое отключается с приближением зрителя, после чего тот останется наедине с пустотой.

Если материально-техническая база не подкачает, предъявлена будет выразительная метафора условности всякой победы.

Наследник московского концептуализма Павел Пепперштейн намерен показать альбомные листы, где элементы супрематизма сопрягутся с ландшафтами будущего (понятное дело, ирония здесь будет превалировать над футурологической серьезностью). Анатолий Журавлев представит свою коллекцию фотопортретов разного рода знаменитостей (имена громкие, вроде Черчилля, Эйнштейна и Пикассо, а портреты маленькие — диаметром в 1 см). Само собой, суть не в миниатюрных фотках, а в модернистском антураже, их окружающем. Георгий Острецов создаст механического художника, который на глазах изумленной публики станет творить нечто многообещающее. Наконец, Сергей Шеховцов ответит за экстерьер павильона, украсив фасад щусевского строения поролоновой геральдикой.

Как видно даже из такого конспективного перечисления, особой цельностью проект не отличается.

Но этим в Венеции вообще мало кто может похвастать, так что к «минусам» данное качество относить не стоит. В целом описание звучит вполне трендово: нельзя сказать, что эти сюжеты как-то выбиваются из предполагаемой фестивальной канвы. А пресловутый «мир художника», как упомянуто было выше, — понятие относительное. Отыщутся ли у «Победы над будущим» поклонники среди авторитетных деятелей международной арт-сцены, предсказать невозможно. Сейчас, когда участники уже объявлены и планы сформулированы, важнее не гадать, как примут, а просто сделать все по уму, чтобы перед собой было не совестно. Так или иначе, устроители обещают, что, несмотря на кризис, наш павильон убогим оказаться не должен.