Мне втройне интересно вернуться в Россию

Интервью с вокалистом группы iLiketrains

«Парк культуры» 26.05.2008, 19:28
MySpace

Корреспондент «Парка культуры» поговорил с вокалистом группы iLiketrains о судьбах независимой музыки, выступлениях перед девушками в бикини и долгожданном возвращении в Россию.

Самое привлекательное в британской группе iLiketrains — это, конечно, тексты их песен. Вместо пафосных эсхатологических телег или «бэйби-бэйби» они повествуют о вещах, понятных каждому выпускнику истфака. Их творческий порыв уже коснулся покушения на короля Георга III, шахматиста Бобби Фишера и охоты на ведьм. Кто на очереди — лучше не думать, но пока все это крайне занимательно по меньшей мере в литературном аспекте. В музыкальном смысле это такой, простите, построк. То есть все медленно и печально, но смысл в кои-то веки очевиден. Тем более что уснуть не получится — траурные рассказы вокалиста Дэвида Мартина исполнены какой-то очень правильной интонации, сочетающей пафос проповедника и сдержанный экстаз мрачного кантри в духе Ника Кейва или не так давно посетившей нас группы Woven Hand. Так что сон в данном случае неправильное слово. Правильные — медитативность, созерцательность и прочие необходимые в мегаполисе вещи. И последний повод посетить мероприятие — концерт пройдет не в прокуренном клубе для избранных, а на вполне уютной летней площадке «Запасника».

В преддверии концерта корреспондент «Парка культуры» пообщался с вокалистом группы Дэвидом Мартином.

— Почти в каждой вашей песне есть реальный исторический сюжет и, как правило, трагедийный. Как так получилось?

— У нас много вдохновителей. И много грустных историй в текстах песен. Такие истории довольно просто рассказывать в песнях. Ничего не надо выдумывать потому что все и так уже случилось. Эти истории, они по-настоящему интересные и глубокие. В отличие от историй, которые мы слышим каждый день, которые вы можете рассказать людям, и они их тут же забудут. И название альбома — «Elegies to Lessons Learnt» — на сто процентов объясняет, что мы хотели сказать этим альбомом и что он несет. Очень хочется заставить молодых людей вспомнить или выучить исторические факты, а с помощью музыки это становится проще. Ведь действительно сейчас существует огромная проблема того, что молодежь не интересуется историей своей страны, своей культуры, историей поколений. Поэтому наши тексты — такая попытка внести свой вклад в развитие познаний о событиях прошлого у молодых людей.

Кстати, я хотел спросить, раз уж мы едем в Россию (смеется), как публика относится к нашей песне про Бобби Фишера? Вы же знаете его историю с Каспаровым. Как публика отреагирует?

-- Думаю, все будет нормально. Простите за банальность, но неужели вы действительно так любите поезда?

— Да! Английские поезда самые потрясающие поезда если не в мире, то совершенно точно в Европе. Английские железные дороги шили такую одежду своим служащим и так оформляли вагоны, что могут обзавидоваться большинство современных дизайнеров одежды и интерьера. Для меня наши поезда — это национальная гордость. Ни больше ни меньше.

— Некоторые думают, что вы работаете на железной дороге… Вы, кстати, где-нибудь работаете сейчас?

— Нет. Но работали до последнего момента. Потом было очень смешно, как все по очереди решались уйти со своих рабочих мест. Мы созванивались и спрашивали друг у друга «А ты подписал заявление об увольнении?», «А ты уже все собрал в офисе?». Было забавно (смеется).

— Независимая музыка сегодня в моде, но все по-прежнему твердят про то, как сложно начинающим группам. Как живется молодым музыкантам в Англии?

— Это очень сложно. Во-первых, нет денег. Во-вторых, сегодня публика любит тебя, а завтра не может вспомнить названия твоей группы. Еще ситуация осложняется музыкальным пиратством, потому что люди больше не покупают диски, а скачивают музыку. И получается, что большую часть дохода составляют концерты. Нужно бесконечно играть везде, куда только приглашают. Но мне это безумно нравится, поэтому я могу сказать, что я почти счастлив.

— И какой из ваших концертов был для вас самым странным и необычным?

— Мы играли два очень странных концерта. Один из них был на маленьком фестивале, который проходил на побережье. И это все выглядело крайне комично. Вы только представьте себе: мы на сцене, красивый морской закат, вокруг мамы с детьми, девушки в бикини с коктейлями, пальмы, все веселятся, расслабляются, а мы в костюмах играем программу своего первого альбома. Было неуютно (смеется).

— Что вы будете играть на московском концерте?

— Ну, вообще, в основном это будут песни с последнего альбома. Но мы обязательно сыграем пару песен с «Progress reform», несколько бисайдов. Не буду открывать все карты, но скажу, что мы не стремимся сделать очень оригинальную программу, сначала сыграем best (смеется), а потом, если публике захочет, то будем импровизировать с трек-листом. Еще будет две или три новые песни.

— Чего ожидаете от этого выступления?

— Вы знаете, я абсолютно не представляю, чего ожидать от концерта в Москве. Правда! Это будет наш первый концерт так далеко от дома. Мы даже не могли предположить, что нас пригласят, а теперь мы не знаем, чего ожидать от самого концерта. Мы постараемся сыграть хороший концерт. Будет приятно, если люди придут и останутся довольны. Я не представляю, насколько мы популярны в России и кто нас тут знает. До этого был в Москве всего один раз и много лет назад.

— Какие ассоциации Россия вызывает в вас сейчас? Некоторые музыканты боятся лететь в Россию отчасти из-за политической ситуации.

— Я всегда был очень далек от политики, и меня мало волнуют внешние отношения между странами. Я не переживаю по этому поводу. Наша музыка вне политики (смеется). Я был в Москве в 1997 году с родителями. И думаю, что за 11 лет все так или иначе поменялось. У меня есть несколько воспоминаний, но я делаю скидку на то, что я тогда был подростком и теперь увижу все другими глазами. У России интереснейшая история и традиции. Я всегда хотел знать обо всем этом как можно больше. В России очень необычные, интересные люди. И сейчас мне втройне интересно вернуться!