Пенсионный советник

Че смотришь

В конкурсе Каннского фестиваля показали «Че»

Вера Павлова 22.05.2008, 14:37
cinemablend.com

В Каннах состоялась премьера нового фильма Стивена Содерберга «Че», Тарантино собрался дать мастер-класс, а Дженнифер Линч доказала, что она папина дочь.

В конкурсе Каннского фестиваля в среду вечером был показан фильм Стивена Содерберга «Че» с Бенисио дель Торо в главной роли. Проект по многим показателям амбициозный и рискованный. Начать хотя бы с того, что масштабное полотно о легендарном революционере растянулось на четыре с половиной часа. Жизнь Эрнесто Че Гевары, конечно, была насыщенной и потянула бы на гораздо большее количество экранного времени. Но коль скоро продолжительность ленты заранее указывается в программке, многие готовились к серьезному испытанию. Настораживало и то, что прессе показывали картину одновременно с официальной премьерой, в соседнем зале, тогда как обычно журналисты видят конкурсные фильмы раньше жюри. Словно Содерберг опасался освистания еще до того, как поднимется по каннской лестнице.

Режиссер концептуально отрастил вполне революционную бороду и убрал из картины все титры с именами создателей – как видно, чтобы ничто не отвлекало внимания от центрального персонажа.

Также было сделано все, чтобы облегчить критикам восприятие неординарной работы. Фильм поделили на две части, а в середине просмотра устроили небольшой антракт, во время которого раздали пишущей и снимающей братии по бутылке воды и сэндвичу. И хотя после того как кино закончилось и погас экран, в зале несколько мгновений не знали, свистеть или хлопать, — сдержанные аплодисменты в итоге все же прозвучали.

«Че» — концептуальное произведение, маскирующееся даже не под документалку, а под бесстрастное видеонаблюдение. Будто некий человек с ручной камерой повсюду сопровождал героического революционера, а потом склеил кино из отснятого материала. Но режиссер — обладатель «Золотой пальмы» за «Секс, ложь и видео», конечно, не выдает ни единого случайного кадра. Все фрагменты паззла складываются в биографию Че, как ее осмыслил автор. Первую часть фильма Содерберг посвятил тому, как аргентинский врач Гевара, невзирая на приступы астмы, боролся рядом с братьями Кастро против кубинского диктатора Батисты. Здесь революционеры под лозунгом «Родина или смерть» берут города, зажигают народные массы и побеждают. Во второй части Че уезжает от укрепившихся у власти на Кубе Фиделя и Рауля в неприветливую Боливию, где почти год в болезни и лишениях бегает с винтовкой по лесам в надежде сагитировать отсталое население на борьбу с местной военной диктатурой. И тут его ждет поражение и гибель. Пока неясно, каким образом картина будет прокатываться — как «Убить Билла», по частям или вся сразу, но если у зрителей достанет терпения высидеть эти четыре с половиной часа, он получит много пищи для размышления о судьбах революции и роли личности в истории.

Тем временем режиссер «Убить Билла» Квентин Тарантино в четверг дает в Каннах мастер-класс (тут это назвается уроком кино).

Как признался мастер, побеждавший на фестивале с «Криминальным чтивом», создание фильмов для него — не только страсть, но и потребность. И он снимал бы больше, если б не отвлекался на реальную жизнь и не испытывал каждый раз ужаса перед чистым листом, на котором надо начинать писать новый сценарий.

Вне конкурса на полуночном сеансе продемонстрирована картина Дженнифер Линч «Наблюдение». Дочка режиссера Дэвида Линча Дженнифер отчасти переняла тягу родителя к жутким и загадочным историям.

Ее фильм начинается как полицейское расследование, где свидетели подозрительно разнятся в показаниях. А кончается все насилием, жестокостью и кровавой баней — доказывающей, впрочем, что даже зло бывает относительным. Ты думаешь, что перед тобой отъявленный негодяй, а вскоре оказывается, что среди персонажей есть кое-кто гораздо хуже.

В каннском «Двухнедельнике режиссеров» показывают в четверг российский фильм «Шультес» режиссера Бакура Бакурадзе. Герой этой любопытной ленты — бывший спортсмен, который сильно ударился головой и стал вести себя довольно странно. Но человеческие странности, как правило, очень киногеничны.