Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Стандартный быт прифронтового города

01.08.2013, 18:44

Игорь Свинаренко о необъявленном военном положении в Москве

С Кавказа едут в Москву. Из Чечни, из того же Дагестана. Из Средней Азии. На ПМЖ. Такое впечатление, что вот только они и едут. Что они везде. Что везде — они. Это бросается в глаза.

Есть такое слово — «ксенофобия». Слово странное. Это типа боязнь чужого. Почему именно боязнь? И каков антоним? Ксенофилия? Похоже на диагноз. Человек, который съедет от своих и поселится ни с того ни с сего в квартале, где у людей другой цвет кожи, другой язык, другие повадки, другая кухня, — наверное, он с таким же успехом мог бы жить и в дурдоме, если уж он такой неадекватный.

Или можно покупать шубы чужой жене, а игрушки и конфеты — чужим детям. Тогда похвалят: «Ты точно не ксенофоб!» А кто же? Идиот. Ничего страшного. Бывает.

Или пусть дагестанцы первые скажут: для нас не важно, нашего племени человек или нет, главное — чтоб справедливость восторжествовала! Че-то я такого пока не слышал.

Еще про впечатление, что Кавказ переехал к нам. Откуда оно? Конечно, русские тоже едут в Москву со всех концов страны, и правильно делают, ведь после, когда наша империя мирно распилится на небольшие компактные русские республики (помните, было такое явление — расселение коммуналок?), выехать из одного нового русского государства в другое будет намного сложнее. До 1991 года можно было легко перебраться из Таджикистана в РСФСР. А после — привет…

Понаехавших русских не видно. Они не торгуют на рынках, не метут улицы, не стреляют на свадьбах, не водят маршрутки и не идут в участковые, не отбивают своих задержанных у ментов (последние шесть слов вызывают у меня почему-то досаду и боль), — а тихо бьют не врага и не ОМОН, но — по клаве, в офисах. Также они не перегораживают проспект Мира у мечети по пятницам, да и Волхонку перед ХХС, слава богу, не перекрывают по воскресеньям. Конфликта цивилизаций нету. Все свои. Хоть и не любят москвичей.

Скороговоркой скажем тут еще про позитив: едут все же люди не последние, а — creme de la creme, уж по крайней мере у них хватило энергии, и силы воли, и решимости взять ноги в руки и рвануть в новый мир начинать новую жизнь. И которые в большинстве своем все же работают (ведь даже и криминальные специальности таковы, что, лежа на печи и бухая с утра, не прокормишься), вкалывают. Не сгонять их в гетто — так они через поколение и местную культуру освоят, и какая разница, что за кровь у них? Может, не сильно отличается от нашей, после татаро-монгол и прочих. Из них получатся русские просто загляденье. Всяко не хуже, чем ваш сосед-алкоголик — блондин с голубыми глазами.

Немножко в минус надо добавить, что, увы, нет к нам движения из, к примеру, Прибалтики. Из Казахстана никто не ломится, кажется… Теперь попробуем влезть в их шкуру, тех, кто едет с Кавказа. Из того же Дагестана, который сейчас на слуху. Что их сюда тянет? Что выпихивает оттуда?

Да хоть то, что там идет война. Ну, не «Родина-мать зовет», не «Вставай, страна огромная», не танковые сражения, как под Прохоровкой. Но посмотрите новости. В Дагестане то и дело стреляют, взрывают, окружают, ловят и разыскивают. Там сражаются кланы, там нарушают все федеральные законы, не то что в первом чтении, а и вовсе их не читая, может быть. Вспомните, как брали Амирова? Тончайшая операция в чужом тылу с переправкой похищенного через линию фронта или как она там называется.

В общем, всякий бы постарался оттуда, с войны, уехать в тыл, увезти семью. Это надо понять. Нравится — не нравится, но ничего непонятного тут не просматривается. То, что война на Кавказе идет, всем известно. Скрыть это невозможно. Никто уж и не пытается.

Так же сильно провисает аргумент про то, что они там у себя работать не хотят. Путешественники заметили: стоит выехать из «русских» субъектов федерации в «кавказские», так сразу уже не «стеной стоит пшеница золотая», а — никакого товарного сельского хозяйства. Так, «трохи для себя». Ай-ай-ай! С одной стороны. А с другой — ну где ж вы видели трудовой энтузиазм, когда уверенность в завтрашнем дне не просматривается напрочь? Как сеять, когда не знаешь, кому достанется урожай?

И вот дагестанцам говорят какие-то суровые люди с подчеркнуто русскими лицами: «Приехали к нам — так соблюдайте наши законы! А нет — так валите».

Ну они бы, может, с удовольствием и отправились по домам. Не будь там войны. Пока же они переехали с одного конца своей страны на другой.

Про закон и порядок. Как же получается, по какой логике, что на Кавказе война, а в Москве — мир и закон, когда страна-то одна? Подчинения какому закону требуют московские менты от кавказцев? Не умея навести порядок в том же Дагестане? Пусть поедут туда и там порешают вопросы. Слабо? Ну тогда бы уместно было как-то скромнее себя вести людям в форме и с казенным оружием… Может сбежавший из Дагестана человек сильно бояться мента с «макаровым», когда он привык к автоматам, взрывчатке и бэтээрам? К потерям, смертям, похоронам, смене властей, битве кланов, которые плюют на Москву и слушать ее не желают? Может, понаехавшие из Дагестана и хотели б забыть прошлое как страшный сон. Но прошлое тянет их за фалды. Большая война цепляется за уехавших и перемещается в центральную Россию в виде мини- или нановойны. Вместо южной горячей — в Москве потихоньку идет северная холодная война.

Да как же вы не замечаете? Вот же она, в Москве. Сейчас тут затишье, а было всякое — и взрывы, и перестрелки, и взятие заложников, и штурмы, все как у взрослых! Сейчас вроде идет тихая стадия. Но налицо стандартный быт нормального прифронтового города, с патрулями при автоматах, с четким разделением на своих-чужих, с проверками аусвайсов. Со внезапной свирепостью ментов, которые уж бывали в горячих точках, точнее, во фронтовых районах. С разгоном митингов. Вопреки Конституции. Ну какая Конституция, какие могут быть права человека на войне? Да никаких… Хорошо еще патрули не расстреливают подозрительных прямо на улице.

Ну так не объявить ли тогда в стране военное положение? Чего мы все юлим? Разве не лучше горькая правда? Нет, не лучше. Куда нам еще и эта горькая правда, еще и про войну? И так тошно. И так страна в тупике и в депрессии.

А если назвать все-все вещи своими именами, то население просто уйдет в запой, взяв туда one way ticket… Что-то, может, и есть в думских попытках запретить мат и вообще всю правду. Может, лучше нагнетать в обществе деликатность — не то перережем и перестреляем друг друга?

Да здравствует святая ложь! А на самом деле у нас вероломно, без объявления войны явочным порядком введено военное положение. Мы — по факту в состоянии войны! Со всеми вытекающими. Такими, как запрет митингов, вообще оппозиции и неприкосновенность офицеров — не только бывшего министра обороны, ну кто ж его тронет в военное-то время — но и кого пониже.

Великий Эрнст Неизвестный, инвалид войны, рассказывал мне, как в 1942-м ожидал расстрела, но вышел указ офицеров не расстреливать, что бы те ни натворили, и, разжалованный из младших лейтенантов, поехал он рядовым в штрафбат. Странно, что тогда нам такое было когда-то понятно, а сейчас — почему-то уже нет…