Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Не ОРИ на интернет

Почему государству пришлось закрыть реестр блогеров

1 августа в России официально прекратил существование реестр блогеров, запущенный ровно три года назад. Однако блогерам и всем пользователям рунета расслабляться и праздновать победу не стоит: государство явно не намерено переставать регулировать информацию в интернете «топором» вместо «скальпеля».

Реестр, предназначенный для пользователей, чьи блоги посещали более трех тысяч раз в сутки (таких сотни тысяч), закрыт из-за своей неэффективности. Закон о создании реестра блогеров был предложен Госдуме в составе «антитеррористического» пакета документов, сочиненного группой депутатов во главе с председателем думского комитета по безопасности Ириной Яровой. Одновременно было введено понятие организаторов распространения информации (ОРИ), под которое попадали сервисы электронной почты, мессенджеры, интернет-форумы и другие площадки, позволяющие обмениваться сообщениями, — в частности, в 2017 году Роскомнадзор устроил войну с мессенджером Telegram Павла Дурова, требуя от него предоставления данных именно для списка таких сервисов ОРИ.

Реклама

По закону блогеры могли самостоятельно подать заявку на включение в список (практически написать донос на себя) или попасть в перечень по требованию Роскомнадзора. Участники перечня должны были соблюдать правила, частично применяемые к СМИ. В частности, им было предписано проверять достоверность информации перед ее публикацией и раскрывать свое настоящее имя, а также следить за корректностью публикуемой рекламы.

Блогеры несли ответственность наравне со СМИ, при этом оказались не наделены их правами.

Однако сейчас реестр закрыт не потому, что государство у нас наконец осознало, что физически не в состоянии проконтролировать блоги всех людей, у которых более трех тысяч посетителей в сутки, — просто существуют и другие, более эффективные способы регулирования контента в интернете. Символично, что упразднение реестра содержится в законе о запрете анонимайзеров и VPN-серверов, позволяющих обходить блокировки сайтов. Этот второй закон вступит в силу 1 ноября 2018 года, а выявлять устройства обхода блокировки сайтов будут МВД и ФСБ — так как, видимо, у них нет более важной работы.

Сам Роскомнадзор сразу доступно объяснил, что блогерской вольницы в стране не будет: «Пользователи сети, публикующие авторский контент, обязаны соблюдать требования иных законодательных актов, касающихся сбора, обработки и распространения информации».

Понятно, что у любого государства велико искушение зарегулировать интернет, ставший самым массовым средством неподцензурного распространения информации. Проблема в том, что блокировки и запреты все равно не способны полностью закрыть желающим доступ к нежелательной для государства информации. Создатели мессенджеров и заблокированных в России сайтов несомненно найдут технологические способы обойти и запрет анонимайзеров. За каждым блогером в сети невозможно проследить чисто физически.

Тот же Telegram заставляли вступить в реестр организаторов распространения информации, приводя в качестве официального аргумента то, что мессенджером пользовались причастные к недавнему теракту в питерском метро. Но можно не сомневаться, что в мире нет ни одной социальной сети или мессенджера, которыми бы не пользовались какие-нибудь особо опасные преступники. Это не значит, что реестры блогеров или распространителей информации способны очистить соцсети от потенциальных террористов или убийц. Во вторник, кстати, передумала блокировать Telegram Индонезия, которая тоже объясняла запрет пропагандой экстремизма в публичных каналах.

Что касается заблокированных в России сайтов, то многие из них — общественно-политические ресурсы, настроенные оппозиционно по отношению к власти. При этом тексты, опубликованные на таких ресурсах, совершенно безболезненно можно в полном объеме публиковать на том же фейсбуке, которого в реестре организаторов распространения информации, кстати, нет.

Все попытки регулировать в России интернет в стиле современных депутатов сильно напоминают желание вычерпать море дуршлагом.

Государство на ходу вынуждено отменять или корректировать собственные решения и законы, не меняя пока сам подход.

Но при всей моде на «большие данные» и сбор информации на людей в сети, поразившей и банки, и торговые сети, и спецслужбы, с угрозами безопасности придется бороться точечно, а не запретами «широкими мазками». Весь интернет полностью не перекроешь. И каждого «подозрительного» блогера не заблокируешь, их просто слишком много.