Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Новосибирская аномалия

Почему экономические протесты эффективнее политических

Спустя семь митингов протестов губернатор Новосибирской области отменил свое же решение о росте тарифов ЖКХ на 15%. Пока неизвестно, что в конечном итоге повлияло на решение главы региона: указание из Москвы или все нарастающие протестные акции, но новосибирский опыт точно заслуживает осмысления. И для губернаторов с мэрами, которые вынуждены сегодня управлять хозяйством, когда «денег в стране нет», и для граждан, которые ищут новый язык общения с властью.

Напомним, в конце минувшего года тарифы на коммунальные услуги в Новосибирске было решено повысить с 1 июля 2017-го сразу на 15% вместо общефедеральных 4%. При этом тариф на холодную воду должен был увеличиться на 20%, на горячую воду — на 15,9%, на водоотведение — на 20,1%, на отопление — на 14,9%.

Спустя неделю после этой новости три сотни новосибирцев, несмотря на 30-градусный мороз, вышли на акцию протеста. Их, как водится, и не заметили. В январе на митинг против повышения тарифов ЖКХ вышло уже больше народа, потом — еще больше. Причем в первых рядах протестующих — не политики-оппозиционеры, а пенсионеры-бюджетники.

Люди требовали объяснить, как считали новые тарифы. Чиновники привычно отвечали, что деньги нужны на модернизацию сетей, которые страшно изношены.

Но где данные инженерных проверок и независимого технического аудита? И почему модернизацию сетей коммунальщики решили проводить исключительно за счет потребителей, а не взять, например, кредиты или найти инвесторов? Не потому ли, что банки и инвесторы обязательно захотят увидеть полноценный проект модернизации, а потребителям его показывать не обязательно, стоит лишь заручиться поддержкой властей?

Письма с этими и многими другими вопросами организаторы протестных акций направили в администрацию президента, антимонопольную службу, прокуратуру. Губернатор, вспылив, пообещал, что решение не отменит никогда. В общем, диалог не получился.

Седьмой мартовский митинг собрал несколько тысяч человек, которые требовали уже не только отменить необоснованный, с их точки зрения, рост тарифов, но и отправить в отставку губернатора области и мэра Новосибирска, которые, с точки зрения митингующих, интересы коммунальных монополистов поставили выше интересов своих избирателей.

И вот накануне восьмого митинга, намеченного на 23 апреля, глава региона неожиданно выступил с заявлением, что отзывает свое решение о тарифах. Владимир Городецкий пояснил, что сегодня «жителям региона приходится справляться с дополнительной денежной нагрузкой: в 2016 году повысилась плата за капремонт, изменилась схема оплаты общедомовых нужд, которая увеличилась в регионе в 2–2,5 раза». В общем, граждане, по его мнению, действительно могут не «потянуть» еще и резкий рост тарифов ЖКХ.

И тут, конечно, трудно уйти от вопроса, почему эти простые соображения не пришли в голову губернатора в тот момент, когда монополисты ЖКХ пришли к нему с выкладками о повышении тарифов на 15–20%?

В ситуации «денег нет» оказались сегодня не только главы регионов и городов и уж тем более не только монополисты ЖКХ, а в первую очередь граждане. Это именно им, по расчетам экспертов, сегодня не хватает денег не только на одежду, но все чаще и на еду. Это именно они стали все больше экономить воду, электричество и тепло, чтобы не разориться на оплате ЖКХ. И в этой ситуации решать проблемы региона и предприятий жилкомхоза преимущественно за счет их карманов недальновидно не только экономически, но и политически.

Что бы ни говорил сегодня губернатор Новосибирска, жители этого города (да и многих других, где следили за новосибирским противостоянием) поняли это как победу протестующих. Сделали вывод, что только массовые непрекращающиеся протесты могут вынудить власть пойти с ними на диалог. Даже если вопрос касается такой вполне житейской экономической темы, как рост тарифов.

Но этот новый язык общения с властью вряд ли можно назвать конструктивным.

Во-первых, потому, что он не добавляет авторитета власти, — не случайно восьмой митинг, намеченный на 23 апреля в Новосибирске, его организаторы отменять не стали, решив, что все равно будут добиваться отставки губернатора, потерявшего доверие избирателей, — тем более, за пять месяцев противостояния к губернатору накопилось немало других вопросов.

Во-вторых, потому, что такой язык не помогает решить проблемы, — вполне возможно, что ситуация с коммунальными сетями в Новосибирске действительно требует срочного ремонта и может обернуться серьезными авариями, но сегодня граждане в это уже не поверят.

Ну а в-третьих, уличная политика в стране, где обычные каналы общения граждан с властью почти полностью зацементированы, — вещь вообще непредсказуемая, не случайно самый скромный пикет пугает сегодня чиновников как страшный призрак «майдана».

А вот коллеги новосибирского губернатора могут вынести из этой истории полезный урок. В ситуации, когда «денег нет» не только в бюджете, но и в карманах граждан, им придется все чаще решать нетривиальные управленческие задачи. Пытаясь и Кремль не прогневать, и избирателей сильно не разозлить. В этом смысле избирателям стоит даже порадоваться — их голоса опять стали хоть чего-то стоить. Правда, в основном голоса тех, кто выходит отстаивать свои права не только на избирательные участки, но и на городские площади.

Несмотря на ужесточение митингового законодательства, которое по идее должно отбить у граждан всякую охоту к уличной активности, в последнее время количество протестных мероприятий лишь растет:

это и митинги в защиту Исаакия, и забастовки дальнобойщиков, и митинги против коррупции по всей стране.

Люди выбирают такой формат выражения своего мнения, потому что другие формы диалога практически не работают. Проблема для властей в данном случае заключается в том, чтобы успеть удовлетворить эту потребность в диалоге до того, как граждане в принципе перестанут ее испытывать. Особенно, когда речь идет не об абстрактных требованиях борьбы с коррупцией, на что легко ответить посадкой двух-трех губернаторов, а о решении предельно конкретных экономических проблем людей.

Именно социальные протесты — будь то митинги против роста тарифов ЖКХ или отмены транспортных льгот для пенсионеров, которые раньше считались неопасными, — сегодня привлекают все больше людей и все чаще перерастают в политические, когда граждане начинают требовать отставки местных властей. Что и понятно — покушение на личный карман человек воспринимает куда более остро, чем покушение на общегражданские права и свободы.