Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Контроль за общественным контролем

Эльвира Набиуллина обещает победить «черные дыры» госзакупок

«Газета.Ru» 01.09.2011, 19:44
Для контроля над прозрачностью госзакупок граждане смогут создавать общественные организации Thinkstock/Fotobank.ru
Для контроля над прозрачностью госзакупок граждане смогут создавать общественные организации

Минэкономразвития предлагает гражданам контролировать госзакупки, создавая и регистрируя для этого специальные объединения. При явной необходимости общественного контроля, пока это выглядит попыткой забюрократизировать деятельность активистов.

Представленный Минэкономразвития законопроект о Федеральной контрактной системе, призванный компенсировать недостатки существующей системы госзакупок, весьма масштабен и даже делает акцент на общественном контроле над этой сферой экономики. Оно и понятно: госзакупки составляют существеннейшую часть хозяйственной жизни России. Из года в год их объем увеличивается. Для среднего и мелкого бизнеса получение государственного контракта стало (и, при сохранении нынешних тенденций, останется) вершиной успеха. Что само по себе, кстати, вовсе не здорово.

На долю госзакупок приходится не менее 15% ВВП. На долю скандалов, связанных с госзакупками, приходится, наверное, еще больше процентов от общего числа скандалов.

Частично это, разумеется, воровство и сговор между госзаказчиками и подрядчиками, но в еще большей степени результат идиотизма и бесхозяйственности. В законопроекте делается попытка заткнуть все эти дыры, свойственные действующему сейчас федеральному закону № 94. Оппоненты Минэкономразвития в Федеральной антимонопольной службе как указывали, так и указывают, что попытка делается негодными средствами – еще большей бюрократизацией процесса, созданием дополнительных штатов контролеров. С их точки зрения, следовало бы жестче применять уже имеющиеся в ФЗ № 94 и соответствующих кодексах нормы, а наиболее спорные положения действующего закона поправить, не отменяя его в целом.

Позиции сторон в этом споре стоимостью в триллионы рублей остаются неизменными: в МЭР обещают ликвидировать «черные дыры», в ФАС говорят, что их усилия «приведут к развалу системы госзаказа и резкому всплеску коррупции». Поскольку у МЭР гораздо больший аппаратный ресурс, предсказания ФАС, скорее всего, столкнутся с проверкой реальностью. Но

сами по себе усилия чиновников как-то превратить государственные закупки в дело, не влекущее за собой триллионных потерь для бюджета и налогоплательщиков, очевидно, следует приветствовать.

Особенно хорошо выглядят те положения законопроекта, которые грозят персональной ответственностью чиновникам за допущенные нарушения и злоупотребления, вплоть до уголовной. Как эти, безусловно, приятные гражданам обещания воплотятся в жизнь, мы увидим. Пока даже раскрытые лично президентом Медведевым казусы, как в случае с завышением цен на томографы, ни к каким особенным репрессиям, способным переломить ситуацию в целом, не приводят. Правда, тяжелые последствия для любителей откатов за бюджетные деньги или золотых унитазов с мигалками для собственного начальства вполне могли бы наступить и без разработки нового законопроекта: на то есть внятные статьи в УК. Но, может быть, появление широко разрекламированной статьи в будущем законе о ФКС как-то мобилизует следствие и суды.

Самая же демократичная часть замысла Минэкономразвития – привлечение широких народных масс к общественному контролю над государственными закупками – как раз вызывает серьезные опасения. Зачем формализовать борьбу общественных активистов с расхищением бюджета и коррупцией? Эти активисты и так привлекают все больше внимания к своим усилиям, а иногда даже добиваются результатов. Можно, конечно, сказать, что для некоторых отечественных гражданских деятелей крайне статусно будет зарегистрировать «общественное объединение, основной уставной деятельностью которого является осуществление общественного контроля». Возникают, однако, вопросы: а осуществлять его, не регистрируясь, можно? Повлечет ли отказ в регистрации невозможность осуществления такого контроля этим конкретным «объединением»? А если активист – одиночка? Его отправят к зарегистрировавшимся?

Акцент на общественный контроль выглядит очень привлекательно, хотя при такой доле и роли госзакупок в российской экономике это явно не панацея.

А то, как этот подход прописан в законопроекте, сразу наводит на мысль о желании чиновников возглавить набирающее силу общественное явление, переформатировав его под бюрократические нужды и получив на выходе контролируемый, а значит, и неэффективный в борьбе со злоупотреблениями инструмент.