Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Тефлоновые вожди

Президентские выборы в Казахстане являются примером, которому категорически не должна следовать Россия

«Газета.Ru» 04.04.2011, 17:05
ИТАР-ТАСС

Попытка консервации власти без создания механизма ее естественного и легитимного обновления — тупиковый путь, способный привести к большим политическим потрясениям.

ЦИК Казахстана подвел предварительные итоги прошедших 3 апреля президентских выборов. Нурсултан Назарбаев получил 95,5%. Порога явки в Казахстане, как и в России, не существует, но на сей раз она составила гигантские, по российским меркам, почти 90%. Фактически все имеющее право голоса население проголосовало за 70-летнего действующего главу государства, который недавно отклонил попытку официально, без выборов, провозгласить его пожизненным президентом. Однако независимо от качества выборов (ПАСЕ и наблюдатели СНГ признали выборы удовлетворительными, ОБСЕ посчитала их не слишком честными) такой результат вовсе не означает, что казахстанская власть обрела дополнительную прочность.

Нурсултан Назарбаев (наряду с еще одним пожизненным авторитарным лидером на постсоветском пространстве — президентом Узбекистана Исламом Каримовым) по стажу правления своей республикой уже превзошел даже брежневские показатели (Леонид Ильич, как известно, правил 18 лет) и уступает только Сталину (правил почти 30 лет).

При этом Назарбаев просто не может уйти в отставку на давно заслуженную почетную пенсию, несмотря на вроде бы относительно благополучное экономическое положение своей страны. Не может потому, что политическая система в стране зачищена до полного нуля. Назарбаев и является системой власти в единственном лице. Никому в Казахстане не известно, кто и как придет к власти после Назарбаева. Неизвестно это и самому Назарбаеву.

Мы видим, что бывает со странами, где правитель не меняется десятилетиями, либо получая на всех очередных выборах почти по 100% голосов (как в Египте), либо вообще обходясь без формальной должности и народного волеизъявления (как в Ливии). Причем и в Египте, и в Казахстане полномочия пожизненных правителей продлевались вполне законно, в полном соответствии с действующей конституцией. Что само по себе не увеличивает легитимность режима в глазах населения.

Именно поэтому президентские выборы в Казахстане являются примером, которому категорически не должна следовать Россия. Попытка консервации власти без создания механизма ее естественного и легитимного обновления — тупиковый путь, способный привести к большим политическим потрясениям. Проблема даже не в физическом возрасте пожизненного лидера страны (хотя в Казахстане и Узбекистане и это уже становится проблемой), а в его политическом возрасте.

Усталость населения от любого несменяемого правителя сродни усталости металла — самый прочный металл в таком случае рано или поздно разламывается.

А самый прочный режим просто рушится в одночасье либо со смертью человека, превратившегося в единоличное олицетворение власти, либо просто потому, что его в определенный момент перестает поддерживать не только население, но и сами провластные элиты, включая армию и спецслужбы.

Среди появившихся в начале года многочисленных докладов о будущем России и главных вызовах на пути ее модернизации обращает на себя внимание пассаж из доклада Центра стратегических разработок, где впервые речь идет об усталости населения от персонификации власти в лице Путина. «Тефлоновый» президент, чей рейтинг, казалось, не подвержен коррозии независимо ни от каких провалов и просчетов власти, а также чудесным образом распространился на преемника и партию «Единая Россия», начинает элементарно надоедать все большему количеству людей. Причем многие из тех, кому он надоедает, вовсе не являются убежденными оппозиционерами и, скорее всего, вообще достаточно аполитичны. Лидерство Путина в партии власти и беспардонный административный ресурс все хуже помогают «Единой России» на региональных выборах. Личные рейтинги Путина и Медведева обновили исторические минимумы. И хотя эти показатели остаются все еще весьма высокими, как мы знаем из истории, в том числе разворачивающейся прямо на наших глазах,

никакие высокие проценты не гарантируют сохранения власти в персоналистских режимах, где институты государства подменены и смяты личностью правителя.

Вот почему создание реальных политических институтов не блажь оппозиционеров, а необходимое условие прочности любой государственной конструкции. В России, как и в Казахстане, таких институтов нет. Поэтому власть в случае неизбежных проблем с ее передачей может достаться кому угодно и при самых непредсказуемых обстоятельствах.