Насмешки вместо инвестиций

Пока сигналы о переменах к лучшему в России не начнут поступать из независимых источников, ждать потока инвестиций бессмысленно

,
Thinkstock/Fotobank.ru
Приемы, с помощью которых российские власти рассчитывают сделать Москву международной финансовой Меккой, поражают своей наивностью. Если бы все упиралось исключительно в вопрос неправильного восприятия России инвесторами, поправить ситуацию и вправду можно было бы с помощью пропагандистских сайтов и рекламных статей в ведущих мировых СМИ.

Не так давно российские газеты подробно расписали план Минэкономразвития о ребрендинге Москвы с целью повышения ее привлекательности как международного финансового центра (МФЦ).

Строго говоря, на сегодняшний день имеется только два по-настоящему глобальных центра – Лондон и Нью-Йорк. Ну, может быть, еще Гонконг.

По последнему рейтингу привлекательности международных финансовых центров, Москва находится на 68-м месте. И хотя именно этот рейтинг не так значим, как многие считают в России, тем не менее предлагаемый МЭР подход не только не даст желаемых результатов, но изначально встречен со скепсисом, а в перспективе может скорее оттолкнуть инвесторов.

Главный тезис МЭР – дела в России обстоят не так уж плохо, все гораздо лучше, чем кажется из-за границы, а международные оценки страны неверны: иностранцы просто плохо информированы и не знают реальной ситуации.

Словом, существует только проблема неправильного восприятия страны за рубежом. Потому рецепт прост: надо рекламировать успехи российского бизнеса, привлекать работающих вдали от родины в области финансов россиян и публиковать позитивные новости на многоязычном сайте. При этом не надо забывать и про старые проверенные «советские методы пропаганды», которые на деле доказали свою эффективность.

Даже удивительно, что министерство не предвидело, что такого рода «приёмы» вызовут вал издевательских публикаций в отечественных и зарубежных СМИ! Если бы все упиралось исключительно в вопрос неправильного восприятия России иностранными инвесторами – все было бы просто замечательно. И поправить ситуацию можно было бы элементарно: узнавшие правду иностранцы стали бы толпами рваться в Москву с бешеными деньгами.

Но мир работает по-другому. Инвесторы зайдут на правительственный сайт, чтобы узнать официальную позицию правительства. Но для получения альтернативной информации и анализа они всегда будут обращаться к более авторитетным источникам – специализированным газетам, деловым новостным лентам, рейтинговым агентствам, инвестбанкам и брокерам.

Пока сигналы о переменах к лучшему не начнут поступать из независимых источников, никакой сайт не поможет.

Другие идеи МЭР тоже наивны. Потому что кроме дорогостоящей имиджевой кампании нужно принимать правильные законы, уменьшать коррупцию, вводить безвизовый режим, делать Москву и жизнь в ней комфортной и привлекательной. В том числе и для иностранцев.

Словом, России требуется сильно улучшить свой инвестиционный климат. В тот момент, когда страна начнет опережать другие европейские и азиатские биржи, интерес к ней существенно вырастет.

Но и это само по себе не гарантирует развития Москвы как МФЦ. Есть множество чисто «технических» аспектов, например, наличие единого депозитария, которого нет. И, разумеется, поддерживать биржу и ее деятельности должна деловая среда в целом. Надзору, с одной стороны, следует обеспечивать работоспособность и надежность рынка и биржи, а с другой – не мешать их развитию.

Достичь такого баланса очень сложно. Власти, причем разного уровня, должны действовать в одном направлении. Опыт показывает, что одна из самых больших проблем развивающихся рынков – найти оптимальное сочетание между интересами государства, надзорных органов, самой биржи, компаний, акции которых на ней котируются, отечественных и иностранных инвесторов. Выстроить все это так, чтобы был найден баланс между интересами всех участников – необходимое условие для успешной работы.

Не получится удовлетворить потребности всех стейкхолдеров (не важно, по какой именно причине) – планы либо останутся на бумаге, либо (а это, возможно, еще хуже) не удастся задействовать весь имеющийся потенциал и будет достигнут полу-успех, что иногда равносильно провалу.

Особое значение имеет развитие так называемой «микроструктуры». Отклонения в этом от лучших стандартов сделают биржу менее эффективной и привлекательной и для компаний, и для инвесторов. Специфические проблемы зачастую возникают в развивающихся странах и в сфере управления самими рынками, и в управлении неликвидными или малоликвидными биржами. Отдельная задача – организация потоков доходов бирж и рыночных структур. Биржи сами должны быть в состоянии выстраивать отношения с внешними организациями – надзором и регуляторами, правительством и международными организациями. Важная функция биржи – развитие индексов и статистики, которые играют роль «витрины» для иностранных инвесторов, желающих войти на местный рынок.

В этом плане, конечно, многие финансовые центры на новых рынках далеко опережают Москву. Но есть и немало бирж, по целому ряду причин не очень интересных для международных инвесторов. Бывают и биржи, у которых нет даже очевидной бизнес-модели.

У успешных финансовых мировых центров (а, как мы уже говорили, это только Лондон и Нью-Йорк) есть the buzz – волнение, возбуждение. Иными словами, особая атмосфера, дающая понять, что именно здесь центр мира, именно здесь все происходит, именно здесь надо быть, потому что в финансовой области – это «самые крутые места» на планете.

Каким бы странным это ни казалось, Москва была такой в 90-е, а сегодня внимание приковано к Китаю, Индии, Бразилии. И России, прежде всего, нужно бороться с собственной подмоченной репутацией: критика властей в адрес опальных и еще действующих олигархов прекрасно известна инвесторам по всему миру, и это не способствует улучшению имиджа страны. Напротив,

каждый выпад в адрес очередного «провинившегося» бизнесмена в лучшем случае провоцирует аршинные заголовки на первых полосах ведущих мировых СМИ, в худшем – падение котировок и бегство капитала из страны.

Недавно высказанное премьером Владимиром Путиным сожаление по поводу того, что его критика в адрес компании «Мечел» привела два года назад к падению капитализации компании, факт положительный. Но его мало кто заметил, ущерб репутации уже нанесен. И реакцию инвесторов, чьи портфели акций резко «похудели» из-за неосторожного путинского слова, можно легко представить. После таких рукотворных потерь многие просто-напросто перенаправляют свои инвестиции в другие страны, на другие биржи.

В этом плане очень показателен пример Малайзии. Во время азиатского кризиса в 1997–1998 годов инвесторы стали выводить «горячие деньги» с таких рынков, как Филиппины, Южная Корея, Малайзия. Правительство последней страны пробовало помешать этому процессу и с тех пор пытается убедить инвесторов, что эта ошибка никогда больше не повторится. Но безуспешно!

Задача привлечения инвесторов непроста, и власти каждой страны могут как способствовать этому процессу, так и мешать ему. Российские власти должны определиться, в самом ли деле они хотят, чтобы Москва стала международным финансовым центром, и готовы ли они принимать нужные для достижения этой цели меры и законы. Это несравнимо более эффективно, чем пропагандистская шумиха, которая не вызывает ничего, кроме насмешек.

Йен Прайд, глава компании Eurasia Strategy & Communications (ESC) в Москве.

Стивен Уэллс, глава Capital Markets Group ESC, бывший главный экономист London Stock Exchange.