Слушать новости
Телеграм: @gazetaru
Закадровая политика

Критерии назначения губернаторов остаются крайне индивидуальными и непонятными людям

ИТАР-ТАСС
Непрозрачность принятия кадровых решений в России вкупе с неформальными связями внутри элит делают для Кремля крайне затруднительной проблему смены начальников в ключевых регионах и не дают шансов сформулировать критерии подбора кадров на губернаторские вакансии.

В России запущена новая процедура утверждения в должности губернаторов. Теперь трех кандидатов в губернаторы президенту может предлагать партия, имеющая большинство в региональном парламенте, — при нынешнем раскладе сил в стране это абсолютная привилегия «Единой России». У президента есть право согласиться с одним из партийных кандидатов или предложить своего. Президиум генсовета «Единой России» определил свои кандидатуры на пост губернатора Свердловской области. Как сообщает официальный сайт партии, в их числе — нынешний губернатор Эдуард Россель. Также выдвинуты председатель областного правительства Виктор Кокшаров и директор департамента промышленности и инфраструктуры правительства РФ Александр Мишарин. Все трое являются членами «Единой России», а Мишарин еще и член генсовета партии.

Второй человек в партии власти Борис Грызлов поспешил заявить, что «для «Единой России» все кандидаты абсолютно равнозначны». То есть дал понять, что губернатором может стать каждый из трех.

С начала века это уже третий вариант подбора губернаторов. До теракта с захватом школы №1 североосетинского Беслана губернаторы всенародно избирались. Воспользовавшись этой трагедией как предлогом, осенью 2004 года президент Владимир Путин ввел утверждение кандидатуры губернатора по представлению главы государства региональными парламентами (случаев отказа утверждать президентские кандидатуры история России не знает). При этом президенту кандидатуры представляли его полномочные представители в округах, а действующим губернаторам было дано право напрямую просить главу государства о доверии и таким образом продлевать полномочия. Всенародно избранным губернаторам позволялось остаться в должности до истечения срока полномочий, но глава государства получил право отстранять их досрочно, чем несколько раз пользовался.

Новый порядок инициировал действующий президент России Дмитрий Медведев, категорически отказавшийся возвращать прямые губернаторские выборы, но решивший подключить к процессу закулисного торга за места глав регионов партию власти. В случае со Свердловской областью особенно ясно видно, что этот порядок не решает главной проблемы — выбора губернатора в соответствии, с одной стороны, с мнением местного населения, а с другой — с интересами весьма неоднородной федеральной власти.

Свердловская область — один из главных промышленных регионов страны.

Эдуард Россель — не просто «политический тяжеловес» и «политический долгожитель», но еще и губернатор, получавший должность при всех действовавших в России с момента распада СССР порядках.

Сначала, когда главы регионов прямо выбирались главой государства, его назначал на этот пост первый президент России Борис Ельцин. В 1995 году Россель стал первым в России избранным губернатором. В ноябре 2005 года по представлению Владимира Путина он был переназначен областным парламентом. Нынешний срок полномочий 72-летнего губернатора истекает 21 ноября.

С одной стороны, Россель уже находится в преклонном возрасте. С другой, он достаточно популярен в одном из ключевых для страны промышленных регионов, где смена губернатора в разгар кризиса может привести к непредсказуемым последствиям. С третьей,

на него в значительной степени замкнут рейтинг в области «Единой России» — это одно из препятствий для федерального центра на пути быстрой замены и других наиболее политически сильных и одновременно великовозрастных глав в стране вроде Минтимера Шаймиева, Муртазы Рахимова или Юрия Лужкова.

В-четвертых, за долгие годы он отстроил хозяйственные связи так, что новый глава региона не может без больших проблем для сохранения относительной стабильности разрушить их или пойти на резкую конфронтацию со сложившимися элитами.

В итоге возможности маневра у Дмитрия Медведева при принятии решения о новом губернаторе Свердловской области невелики. Отвергать всю «единоросскую» тройку – значит с ходу дискредитировать введенный по инициативе самого президента новый порядок назначения губернаторов. Переназначать Росселя — значит просто откладывать проблему смены власти в регионе (хотя бы в силу возраста кандидата), не решая ее по существу. Назначать Кокшарова — значит сохранять команду Росселя, при этом де-факто понижая статус губернатора. Глава свердловского областного правительства объективно имеет существенно меньший вес в регионе. Мишарин входит в президентский кадровый резерв и, что еще важнее, родился и учился в Свердловске. С этой точки зрения он выглядит наиболее адекватной заменой Росселю. Но тогда единственный смысл включения в список кандидатов Эдуарда Росселя — нежелание «Единой России» раньше времени раскрыть «страшную тайну», что действующего губернатора не переназначат. А это уже явное следствие абсолютно кулуарной, непрозрачной кадровой политики в России.

Так что прямые выборы губернаторов в России нужны не только для того, чтобы глава региона хоть как-то отвечал перед населением. Они нужны еще и для того, чтобы это самое население имело представление о людях, претендующих на губернаторский пост, чтобы присылка очередного главы региона не казалась людям экзотикой или откровенным самодурством центра.

В любом случае, критерии назначения губернаторов при действующем порядке остаются непонятными людям, и в каждом случае они индивидуальны.

Но при таком раскладе центр неизбежно оказывается в положении, когда одни главы регионов едва ли не более властны у себя, чем федеральная власть, несмотря на все вертикали (опять же Лужков, Рахимов, Шаймиев, Кадыров), а другие, напротив, выглядят совершеннейшими пешками. И полноценную государственность такой «закадровой политикой» явно не построить.