Пенсионный советник

Конец бормотухи

Игорь Иванов 13.10.2005, 10:28

С введением нового стандарта появляется надежда прекратить продажу суррогатных напитков под видом натурального вина.

Уже с 1 января российское вино будет разбито на категории в соответствии с местом происхождения и качеством. Союз виноградарей и виноделов России разработал классификацию отечественных вин, аналогичную принятой в Европе — и не только, кстати, там. Система создана для контроля и стимулирования улучшения качества вин. Теоретически россияне могут в обозримой перспективе получить возможность пить местное вино, конкурентное по качеству и цене. Другое дело, что для того, чтобы система заработала по-настоящему, необходимо участие государства, которое пока предпочитает бороться с пивным или водочным алкоголизмом карательными методами.

Сегодня российское вино воспринимается потребителями как некое единое понятие, в котором перемешано и плохое и хорошее вино, и напитки, произведенные из суррогатов.

Соответственно, репутацию качественных вин юга России портит разного рода трэш, разливаемый непонятно из чего по подвалам.

Россияне не первые столкнулись с такой проблемой. Первыми ее решили французы еще в позапрошлом веке, а в 1935 году созданная ими система была утверждена законодательно. В результате сегодня французы имеют более или менее стройную систему классификации вин, с которой скопирована и российская.

На нижней ступени располагаются Vin de Table — наличие этой надписи на этикетке означает, по большому счету, лишь то, что вино действительно произведено из винограда. Чуть выше располагается Vin de Pays — этот статус уже привязывает вино к определенной территории и задает определенные стандарты качества. Скажем, на этикетках вин этой категории указывают год сбора урожая (он в принципе может быть хорошим и плохим) — что в случае с Vin de Table бессмысленно. Наконец, наверху этой классификации стоят вина AOC (Apellation Originee Controlee) — вина, контролируемые по происхождению.

Французская система пользуется огромным спросом и уже была экспортирована во многие страны мира. Например, в Италию, Испанию или Чили — не последние с точки зрения виноделия страны. В самой Франции система AOC принята уже не только виноделами, но и производителями сыров, оливкового масла, и даже такого, казалось бы, простецкого напитка, как сидр (перебродивший яблочный сок, строго говоря).

Так что в принципе ничего странного нет в том, что эта система вводится и у нас. Регламент, созданный участниками Союза виноградарей и виноделов России (СВВР) вводит пока два вида вин: с наименованием по происхождению (НП, аналог французского Vin de Pays) и контролируемых наименований по происхождению (КНП, аналог AOC). К категории НП относятся вина, произведенные из сортов винограда, произрастающего в определенной местности. Они разливаются и упаковываются в границах этой местности. СВВР выделил пять регионов: Ростовская область, Краснодарский и Ставропольский края, а также Дагестан и Кабардино-Балкария, вина которых будут при условии соблюдения требований регламента получать статус НП.

Потребителю эта система дает, во-первых, уверенность в том, что он покупает именно вино — ведь даже низший статус Vin de Table (НП) не могут получить «напитки со вкусом вина», трэш из подвала.

Во-вторых, становится хотя бы более или менее понятно, почему одна бутылка стоит в магазине $3, а другая — $15. Заодно, кстати, и у виноделов появляется стимул улучшать качество своего продукта: сегодня имидж российского вина таков, что за $15 покупать его никто не будет — у французского, итальянского или даже чилийского аналога имидж лучше в силу того, что его качество гарантировано. С 1 января будет гарантировано и качество российского вина.

Во всех странах мира, где создана система классификации вин по происхождению, есть государственный контроль. В России, где система заработает уже буквально с 1 января, его не будет. Получилось так, что никто, кроме виноделов, не заинтересован в контроле качества отечественного вина.

И совершенно напрасно. Развитие собственной винной отрасли — это, пожалуй, лучший и, возможно, единственный ответ на проблему «пивного алкоголизма» (не говоря уж о водочном). Во Франции, по данным Всемирной организации здравоохранения, потребляют около 40 литров пива на человека в год. В Великобритании или, допустим, Чехии, где в силу климатических причин выращивать вино затруднительно, этот показатель составляет 140 литров. России в этом смысле повезло. СССР до начала горбачевской борьбы с алкоголизмом был вообще третьим производителем вина в мире. И надо сказать, что значительная часть этих виноградников располагалась на юге России.

Необходимо только сформатировать эти мощности по общепринятым в мире стандартам, и Союз виноделов подготовил соответствующий регламент. Для того чтобы регламент заработал в полную силу, необходим всего лишь контроль со стороны властей за его исполнением. Добиться этого не так уж и сложно — виноделы утверждают, что, если положения разработанного ими регламента будут включены в состав нового винного ГОСТа, этого будет более чем достаточно.