Пенсионный советник

Секта хоумскулинга

07.10.2018, 10:36

Марина Ярдаева о том, есть ли альтернатива сегодняшней школе

В последнее время много пишут и пишут восторженно о семейном обучении. Образование, полученное на дому, в спокойной обстановке, в атмосфере свободы и творчества — это ли не альтернатива суровой казенщине всяких там ГБОУ СОШ? Не за этим ли будущее? Ответ, казалось бы, напрашивается, сама собой: конечно, если есть возможность, семейное обучение — это лучшее, о чем можно помыслить. Но не все так однозначно.

Однозначно и очевидно только одно: хорошо только хорошее семейное обучение.

Но что делает его хорошим? Тут надо разобраться с тем, что такое семейное образование вообще, при каких условиях оно возможно, созданы ли эти условия у нас. Сегодня в России существует две законные формы обучения вне школьных стен.

Реклама

Первое — домашнее обучение. Возможно только по медицинским показаниям. В этом случае ребенок прикреплен к конкретной школе и даже к конкретному классу, к конкретным программам и педагогам. Подразумевается, что эти педагоги приходят к ребенку домой хотя бы раз в неделю, хотя на практике обычно ребенка приводят в школу пару раз в месяц или в четверть на консультации и контрольные. При этом ответственность за образование надомника, как и в случае с обычным обучением, несут школа и родители. Я не рассматриваю эту форму образования в этой статье.

Хороша она или плоха — не суть, тут нет никакого выбора, это стечение обстоятельств.

Второе — собственно, семейное обучение. Вот тут как будто свобода и куча возможностей — возможность выбирать любую программу, любые учебники, даже возможность не выбирать никакую программу и никакие учебники, возможность учиться по любому графику и возможность забить вообще на режим, возможность выбирать любых педагогов или вообще обходиться без них. Но тут два момента. Первое — школа в этом случае не несет никакой ответственности за образование. Второе и главное — ребенок на семейной обучении все равно обязан пройти через основные круги ада, в смысле через ежегодные промежуточные аттестации, ОГЭ и ЕГЭ.

Еще раз: можно отказаться от всех «идиотских этих программ», от всех «методик этих дурацких», послать лесом всех этих злых педагогов, которые только и думают, что об экзаменационной статистике, но аттестат выдадут, только если будешь, как все, — если научишься не выпендриваться и писать сочинения по нормальной схеме: тезис, аргумент, два примера и вывод.

То есть свобода как бы оказывается весьма иллюзорной. Потому что если ситуация описывается словами «делай что хочешь, но результат должен быть вот таким и никаким другим», то это не свобода, а западня. Даже если требуемый результат — это тьфу и проще пареной репы, даже если он не требует, чтоб на него всю жизнь положили, то все равно — сама постановка проблемы парализует. Как парализует она тех же школьных учителей.

Ну, вот просто прикиньте, что надо в школе все 11 лет гробить на натаскивание к бесконечным ВПР, ОГЭ и ЕГЭ? Нет, разумеется. Можно 11 лет заниматься разным интересным и увлекательным, а к экзаменам быстренько подготовиться за пару месяцев до них, как к обычной формальности.

У педагога сегодня гораздо больше свободы, чем принято о том думать: он может корректировать программу, он может не вести уроки по учебникам и методичкам, он может придумывать разные необычные штуки. И какой педагог, если он не выгоревший и не профнепригодный, не оценит такой возможности и ей не воспользуется? И педагог от этой возможности и не отказывается... но он ее сначала просто немножко откладывает, он как бы оставляет ее на сладкое.

«Ладно, — думает он, — я сначала отдам дань формальности, а потом мы будем творить». И рассуждая так, он дает детям какую-нибудь демоверсию ВПР, чтоб быстрей от этого отвязаться. Демоверсию дети благополучно проваливают (они же еще ничему не научились), педагог в шоке — надо, думает, чуть-чуть уделить этому время и пройти еще один пробник. А потом еще. Здравствуй, порочный круг. Ведь страшны не сами по себе ВПР, ОГЭ и ЕГЭ, а бесконечные их генеральные репетиции.

И знаете что? Родители, забравшие детей на семейное обучение, ведь попадают в ту же самую ловушку. Ну, не все. Но многие. Хотя они в этом ни за что себе не признаются. И вот если в школе есть шанс (довольно высокий) повстречаться хотя бы с 3-5 учителями, над которыми не властен невроз натаскивания на ЕГЭ, то, если эта болезнь напала на родителей, у ребенка не будет вообще никакого просвета.

Почитайте, что пишут родители в топиках про семейное образование, каким опытом друг с другом делятся. Часто повторяющийся мотив: подготовка к экзаменам ведется неэффективно, лучше к этому готовиться прицельно дома — выбрать репетиторов, специализирующихся строго на такой подготовке. Понимаете, никто не ищет репетитора, который готов учить математике как тому, что «ум в порядок приводит» — нужен такой, который выдрессирует быстро решать типовые задачи.

Никому не нужен репетитор по литературе, чтоб он вместе с подростком медленно и с удовольствием читал книги и обсуждал прочитанное — нужен такой, который быстренько вложит в голову взрослеющего человека работающий алгоритм: для этой группы экзаменационных вопросов подходит «рассуждение» об «энциклопедии русской жизни», а для той — про «маленького человека».

Такая вот оптимизация.

Оптимизируются денежные расходы.

В нашей реальности тотального рынка все хотят платить за результат, а не за процесс. Результат — это оценка за экзамен. А вы что думали? Знание предмета? Не смешите.

Возможно, именно поэтому среди адептов семейного обучения сейчас особенно много домохозяек-энтузиасток, вербующих в свои ряды новых членов уверениями, что хоумскулинг — это совсем недорого, а даже наоборот: не надо тратиться на школьную форму. Хотя любой думающий человек понимает, что образование это вообще дорого, даже массовое, а уж индивидуальное и подавно. И если кто-то уверен, что обучение дома и под свою ответственность — это еще и экономия такая, то закрадываются большие сомнения, что этот кто-то не навредит собственным детям.

Оптимизируется показатель время/затраты. Отдельные родители прямо жить спокойно не могут, если им не удается высвободить побольше часов и дней, чтоб научить ребенка Действительно Важным Вещам, Которые Пригодятся В Жизни. Что это за вещи такие? На семейном обучении детей учат делопроизводству, слепой печати, программированию, бухгалтерскому учету. А почитайте идеолога семейного обучения, «денежного психолога» Ольгу Юрковскую:

«Приведу пример, чему я учила своих детей (11, 9 и 7 лет) за последние дни: правила дорожного движения и контраварийное вождение автомобиля, система правоохранительных органов и судебная система, механизмы обжалования в гражданском судопроизводстве, банковская система и кредиты, механизмы обмана в рекламе, навыки переговоров, стратегии самопродвижения, отличия маркетинга малого бизнеса и крупных компаний, система рейтингов мировых вузов, быстрая карьера в крупных корпорациях, отличия налогового законодательства в различных странах, разница структуры ВВП в ОАЭ и России, инвестиционные возможности физических лиц…»

Все чтоб помереть с тоски и даже больше. Трудная это ноша — быть родительским проектом.

Тяжело это — тратить беспечность юности на бестолковое собирательство всего-всего-всего, набивать себя, как сундук, барахлом на все случаи жизни. Забавно, но хоумскулеры обвиняют в этом как раз отсталую неповоротливую общеобразовательную школу — дескать, пичкает она бедных детей разным непонятным и ненужным вроде физики и химии.

Ну, да — то ли дело научить семилетку управлению финансами! (Нет, я даже не предлагаю углубиться немножко в нейробиологию, почитать хоть что-нибудь о развитии мозга ребенка. Бессмысленно).

Даже занятия музыкой и рисованием на семейном образовании рассматриваются часто не как отдых для души, а подчинено какой-то утилитарной цели — чтобы выросший ребенок мог потом с людьми своего круга поддержать разговор об искусстве.

Формирование своего круга — еще один аргумент, которым размахивают члены секты хоумскулинга. Они противопоставляют его школьной социализации. Они ведь еще и потому против обычной школы, потому что это «тюрьма», «зверинец», «там постоянно травят и унижают». Ну, вот я тоже школу много критикую, но в такие моменты я всегда пожимаю плечами. Школа не рай земной, конечно, в плане социализации, в плане социализации вообще ничего не рай, социализация, как нечто само по себе, нечто отдельное — это вообще странно.

Также странно — как этот загадочный свой круг, искусственно и слишком уж тщательно подбираемый родителями для своего ребенка. Потому что если круг «свой», то его вроде как выбираешь сам (по интересам ли, по необходимости ли — не суть) а если выбирают за тебя, пусть ты и ребенок, а значит в заведомо подчиненном положении, то это все равно какой-то круг «их». Во благо он там будет или же нет — с этим еще поди разберись.

Одно понятно — это уже не совсем про образование. Про тревожность родителей — да, про их амбиции — да, про желание все контролировать — да, про какие-то их собственные детские травмы — да, но не про образование.

А про образование, а точнее про качество его, в противопоставлении семейной форме обучения привычной школьной, оказывается, вообще очень мало. То есть что-то как будто чему-то противопоставляется, но приглядишься — принципиальных отличий по делу и нет. Не считать же революционной идею, что можно проскочить скучную физику за пару месяцев, сдать по ней экзамен и кормить ребенка в оставшееся время менеджментом?

Семейное обучение не существует как общественный институт, для него еще не создано условий, не выстроен фундамент, методик нет. Те, кто выбирают эту форму в качестве эксперимента, берут за основу те же несовершенные программы, что использует общеобразовательная школа, ту же учебную литературу, прибегают к услугам тех же школьных педагогов, подрабатывающих репетиторами.

И получается, семейное обучение — это вроде и про выбор, но еще не про альтернативу.