Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Тюремная каша

28.09.2006, 11:50
ВАЛЕРИЙ ПАНЮШКИН

В эфире радио «Эхо Москвы» некоторое время назад появилось много прекрасных девушек. Они ведут утренний эфир. К сожалению, ни одной из них я не знаю лично. А хотел бы знать, потому что у них очаровательные голоса.

Еще у них очаровательная каша в головах. Полагаю, они добавляют радиостанции «Эхо Москвы» рейтинга не только благодаря своим очаровательным голосам, но и благодаря очаровательной своей каше в головах, ибо каша в головах у них такая же, как у аудитории, но только очаровательная — в силу юности.

Не далее как вчера за пятнадцать минут до исторического заседания Центризбиркома одна из вышеупомянутых девушек ангельским голоском общалась с радиослушателями. Четверть часа спустя Центризбирком (уже тогда понятно было) долженствовал похоронить идею референдума о третьем президентском сроке, выдвинутую североосетинской инициативной группой во главе с Валерием Гизоевым. Даже если Центризбирком очень хотел бы назначить этот референдум и очень хотел бы предоставить президенту Путину возможность баллотироваться на третий срок, все равно как какому-нибудь Лукашенке, ничего бы из этого референдума не получилось. Потому что надо же как-то разумно формулировать вопросы. Потому что даже в самой авторитарной стране нельзя же просить население на референдуме ответить: «Нет, мы не согласны, что один человек не может три раза подряд быть президентом» в том смысле, что «Да, мы согласны, чтобы Владимир Путин стал президентом в третий раз». Нельзя, иначе говоря, просить избирателей ответить «нет, мы не согласны» в смысле «да, мы согласны» — самые зомбированные мозги вскипят.

Но девушка в эфире радио «Эхо Москвы», вероятно сообразуясь с общепринятыми представлениями об объективной журналистике, и для сторонников, и для противников референдума находила контраргументы. Сторонникам референдума девушка говорила, что нехорошо, дескать, менять Конституцию под одного человека, даже и на референдуме. Противникам референдума девушка говорила, что нельзя же, дескать, лишать народ права высказывать свое мнение.

Она говорила, что если лишить народ права законно высказывать свои политические взгляды на референдумах, то народ тогда, чего доброго, станет прибегать к таким незаконным методам высказывания своих политических взглядов, как уличные протесты, подобные польским.

Она так сказала, если я, конечно, не ослышался. Молодая, образованная и толковая сотрудница радио «Эхо Москвы», если я, конечно, не ослышался, считает уличные протесты незаконными. Точно так же, как судившая правозащитника Льва Пономарева судья (образованная по определению и, надо полагать, толковая) посчитала незаконным совершенно законный мирный пикет в память бесланских жертв у Соловецкого камня.

Девочки, вы чего? Девочки, почитайте Конституцию. Почитайте Всеобщую декларацию прав человека.

Уличные протесты законны.

Иметь взгляды, противоречащие взглядам власти, законно.

Публично высказывать убеждения, противоречащие официальной пропаганде, законно.

Манифестировать свое инакомыслие — законно. Более того, законно даже манифестировать свое инакомыслие публично и коллективно.

Выходить на пикеты — законно. И даже по нашим законам не надо иметь для этого никаких разрешений, а достаточно просто уведомить власти, что идешь на пикет.

Требовать отставки государственных чиновников любого ранга, даже если подавляющее большинство народа любит этих чиновников, как Лейла Меджнуна, законно.

Призывать к ответу за Беслан даже и самого главу ФСБ Патрушева, даже и самого главу государства Путина, даже и несмотря на гладенькие отчеты парламентской комиссии, может быть, конечно, и боязно, но законно.

Я пишу азбучные истины. И если вы, девочки, думаете, будто законным бывает только тихое и тайное волеизъявление в кабинке для голосования, то это у вас каша в головах.

И эту вашу кашу принесли сегодня в тюрьме правозащитнику Льву Пономареву.