Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Трагедия псов

11.07.2002, 18:59

Мне всегда было интересно узнать про «Идущих вместе», есть ли у них под майками портрет Путина, вытатуированный на груди, или портрет только на майках на случай внезапного рецидива свободных выборов. Вообще-то на этих молодых людей никто внимания не обращает. Поэтому эти молодые люди и привлеченные ими эксперты объявили роман писателя Сорокина «Голубое сало» порнографией. Здоровые и веселые эти люди с Путиным на груди уверены, будто за порнографию писателя Сорокина надо судить, кроме Сорокина, они судить никого не могут, а судить кого-нибудь очень хочется.

Начать с того, что писатель Сорокин — мальчик из хорошей семьи. Таким образом, то, что «Идущие вместе» считают порнографией, на самом деле является просто принятым в среде мальчиков из хороших семей способом разговаривать о личной жизни. «Идущие вместе» никогда этого не поймут, как не поймут и того обидного факта, что писателя Сорокина президент Путин в принципе может принять и вручить ему какую-нибудь премию за вклад в литературу, а «Идущих вместе» президент принимать не станет или, если станет, то с тем же видом, с каким охотник кормит собак.

Почему же так! Почему такая несправедливость? Вот здоровые, молодые, задорные люди надели майки с портретом Путина и стараются оздоровить общество – и на них ноль внимания. А вот неприятный человек с бородкой пишет про поедание дерьма, а его переводят на иностранные языки и того и гляди позовут номером десять в партию «Единство». Почему?

Этот щемящий вопрос гложет «Идущих вместе», не дает спать спокойно, заставляет скупать книгу Сорокина, вышедшую таким тиражом, что хватит только сорокинским друзьям и знакомым. Они покупают «Голубое сало» и обменивают на «Как закалялась сталь», кажется. Точно так же, как социальные работники обменивают наркоманам героин на методон, и точно так же спрашивают: почему же наркоманам героин нравится больше методона, а читателю «Голубое сало» нравится больше Путина на майках. Бедные, бедные дети.

Я, честно говоря, ненавижу роман Сорокина «Голубое сало». По-моему, это отвратительная, дурно написанная и бессмысленная книга. Однако же, если бы меня спросили, хочу ли я каждый день перед сном читать «Голубое сало» либо же носить майку с Путиным, я бы стал читать «Голубое сало». Плевался бы, но читал, потому что лучше читать про поедание дерьма, чем идти куда-нибудь вместе с кем-нибудь, кроме, разве, одной хорошенькой девушки.

Проблема состоит еще и в том, почему, собственно, из всей разнообразной порнографии, каковой полно на московских прилавках, «Идущие вместе» выбрали именно Сорокина. Видео Терезы Орловски, например, расходится куда большими тиражами, чем Сорокин, порнографических студий в Москве больше, чем у Сорокина книг, публичные дома открыто рекламируются в центральных газетах, а Идущие вместе прицепились именно к Сорокину, которого читают только недобитые «Идущими вместе» интеллектуалы. Почему?

Ответ простой. Кроме порнографии, мерзости и прочих коммерческих штучек, которыми писатель Сорокин старается оживить свою мертворожденную прозу, в прозе этой, надо признать, содержится все же плод некоторых размышлений. То есть настоящие порнографы просто снимают, как два пэтэушника трахают пэтэушницу с прыщами и целлюлитом на заднице интервагинально и перректально – и это «Идущим вместе» понятно. Идущие вместе понимают, зачем так надо делать. А зачем Сорокин написал «Голубое сало» «Идущие вместе» не понимают.

Такая же история происходит, например, с молодежными бунтами и милиционерами. Погром на Манежной площади, крушение ресторанов и автомобилей сотрудники правопорядка не разгоняют долго, потому что этот погром, хоть и не по уставу, но понятен милиционеру. Он бы тоже, может быть, разнес какой-нибудь ресторан. А вот выступление двадцати антиглобалистов на Пушкинской площади разгоняется превосходящими силами ОМОНа за пять минут. Потому что проклятые антиглобалисты не просто хотят похулиганить и набить кому-нибудь морду. Они еще хотят социальной справедливости, прекращения расовой сегрегации и гражданских свобод. А этого уже ОМОН не понимает. Это уже трудно.

Вместе вообще-то ходят только армия или внутренние дела. «Идущие вместе», таким образом, — просто такие не принятые пока на работу омоновцы. И беда состоит в том, что государству они нужны, но никогда не получают наград.

Писателю Сорокину за одно и то же говноедство могут срок припаять, а могут государственную премию вручить в сверкающем зале. «Идущих вместе» никто не замечает. Не награждает и не казнит. Как охотник в отъезжем поле следит за затравленным волком, а не за старательно брешущей сворой своих собак.