Жизнь полна неожиданностей

11.12.2009, 09:36

Из краткосрочных проблем нам научиться хотя бы прогнозировать погоду и землетрясения

Поскольку я не вожу машину и на работу езжу на метро, мне посчастливилось не стоять в пробках во время «уникального» стихийного бедствия — сильного снегопада в Москве в декабре. Читая об ужасах происходившего в тот момент («пробки растянулись на 900 километров», «снегоуборочной техники на улицах не видно»...), я вспоминал любимую присказку одного своего покойного друга в советские времена: «Опять зима застала большевиков врасплох».

Реклама

Дальше было очень трогательное оправдание московского метеорологического начальника (это, пожалуй, единственный московский начальник, включая федеральных, который хотя бы на словах способен взять вину за что-нибудь на себя): «Снегопад, который случился в Москве в понедельник, был не спрогнозирован, такого большого снега мы не ожидали, — сказал в эфире радиостанции «Эхо Москвы» генеральный директор Гидрометеобюро Москвы и Московской области Алексей Ляхов. — По нашим оценкам, по методам, которые мы используем, у нас не получался именно сильный снегопад…» И еще что-то про антициклоны, при которых обычно таких осадков не бывает. Оправдание по формуле «это неправильный антициклон, который вызвал неправильный снег» сильно напоминало мудрую печаль Вини-Пуха, провалившего план изъятия меда у пчел посредством подлета к дереву на воздушном шарике под видом тучки и резюмировавшего: «Это какие-то неправильные пчелы, они дают неправильный мед».

История с «неожиданным» декабрьским снегопадом в Москве все больше становилась историей про то, как управляется страна и как вообще устроено человечество.

Ведь главный московский метеоролог оправдывался не просто так, а в ответ на критику московских властей. Он сказал, что метеобюро «сделает соответствующие выводы» и «проанализирует ситуацию со всех сторон, чтобы в дальнейшем исключить подобные случаи». То есть, видимо, антициклоны попытаются убедить действовать по теории и впредь не вызывать сильных осадков. «Если будет обнаружено, что кто-то виноват в такой ситуации, что-то было не сделано, были ошибки в выполнении работы, в технологиях, то, конечно, люди понесут взыскания», — пообещал Ляхов. Ранее пресс-секретарь столичного градоначальника Сергей Цой заявлял, что «Юрий Лужков крайне недоволен работой синоптиков, которые даже в краткосрочном режиме не смогли дать точного прогноза». По словам Цоя, «ответственность руководства метеослужб должна быть персональной». Оно и понятно: Лужков в свое время сам создавал столичное метеобюро, потому что ему не нравились прогнозы Росгидромета. А тут такой прокол.
Но разве в других сферах человеческой деятельности мы (причем речь идет обо всем мире, а не только о России) прогнозируем ситуацию лучше, чем погоду на сегодня? Я, например, помню, как в конце 1998 года министерство энергетики США при цене барреля нефти в $9 прогнозировало на январь 1999 года $6, а получилось $20. Как разные солидные финансовые учреждения утверждали, что нефть будет стоить $200–300, но, когда она поднялась до пока своего исторического пика в $147 за баррель, это все равно было неожиданностью.

В 2008 году грянул совершенно «неожиданный» кризис, хотя о неизбежном крахе ипотечных и других финансовых пирамид многие годы твердили все кому не лень.

Просто никто не ожидал, что это случится именно тогда, когда случилось, и именно в таких масштабах.

Долгосрочные прогнозы можно делать безболезненно: их все равно некому проверить, или за давностью лет они просто забываются. Среднесрочные обычно пересматриваются реальностью в краткосрочной перспективе. Из краткосрочных проблем нам научиться хотя бы прогнозировать погоду и землетрясения. Японцы, которые прогнозируют землетрясения лучше всех в мире, способны предвидеть заранее, за несколько часов, примерно 75% всех подземных толчков. Но даже одного из непредвиденных 25% достаточно, чтобы вызвать катастрофу.

Разумеется, не умея толком ничего прогнозировать, человечество вовсе не должно отказываться от всех видов прогнозов — от экономических до астрологических (последние — полная туфта, но порой чисто психологически позволяют верящим в них людям избежать глупостей). Однако куда важнее быть готовыми хотя бы к тому, что может произойти с большой вероятностью. Если у вас сейсмоопасная территория — должны быть сейсмоустойчивые здания независимо от умения предсказывать землетрясения. Если вы проводите в деревянном помещении клуба с потолком из хвороста фейерверк, у вас должны быть работающие огнетушители (в «Хромой лошади» работал один из трех) и пожарный выход. И снег в декабре, даже если его не предсказали придворные метеорологи, не должен оказываться неожиданным стихийным бедствием для властей богатой столицы северной страны.

Именно неумение готовиться к предсказуемому на фоне тяги к предсказаниям невозможного является одной из главных причин многих бед, обрушивающихся на человечество вообще и на россиян в частности.

Что толку отстаивать мифический во всех смыслах «план Путина», если государству не удается подготовиться к краху автозавода в Тольятти, который не был эффективным даже в самые благоприятные для российской экономики годы. Какой смысл грезить грандиозным инновационным прорывом и модернизацией, если вся политическая система в стране заточена на то, чтобы никто не проявлял никакой незапланированной инициативы.

Планы писать можно любые — хоть до 2020-го, хоть до 2050 года. Но снегоуборочные машины на случай снега, огнетушители на случай пожара и деньги в казне на случай краха финансовой системы должны быть у вас уже сегодня и сейчас, независимо ни от каких прогнозов.

Иначе нас неизбежно ждут (в правильности этого прогноза сомнений, увы, нет) только неправильный снег, неправильный мед, неправильные пчёлы и неправильная жизнь.