Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

К вопросу о вступлении в НАТО

06.10.2001, 14:05

Настроение, братцы, поганое. На днях случайно включил телевизор. Вижу — какой-то лысый в очках, фамилию, правда, не запомнил. Вроде какой-то известный российский политик. Не знаю, все может быть. Я, главное, глазом моргнуть не успел, как лысый изловчился и говорит: это, говорит, наш редкостный шанс, наша счастливая случайность. Раз у них там теперь неполадки, террор и ислам, надо теперь же этим воспользоваться и вступить поскорее в НАТО.

Поскольку вокруг были дети, телевизор я на всякий случай выключил. Мало ли какую гадость покажут. Но сам подумал: надо б и вправду узнать, что происходит в стране. Вдруг переворот или диспансеризация. Вызвали, допустим, руководство к врачу, смотрят, а они больные все. Ненормальные какие-то. С ума посходили, слюни текут, глаза мутные, язык белый, речь темная. Нехорошо. Стал интересоваться. Смотрю – совсем нехорошо. К врачу вроде не вызывали, глаза по-прежнему бесстыжие, а сами твердят одно и то же: не вступить ли действительно в НАТО? Сначала окажем им, подлецам, воспоможение за ради Христа: слово доброе шепнем, хлебца краюху не пожадуем, в сенях приютим на половице. А там уж, глядит-ко, зайдемся в поцелуях сладостных, рукою обнимем друг друга, раскраснеемся, станем вместе в скакалки играть, что твои голубки. Такие примерно планы. Причем, что интересно, не только лысые об этом говорят, но и на самом верху задумываются, делают намеки и предпринимают шаги.

Настроение теперь поганое. Тревога такая, как перед вступлением в партию. Возьмут ли? А спросят вдруг: перечислите столицы союзных государств! А что это за столицы, хрен его знает. Надо учить. Или скажут: знакомы с уставом? Связи порочащие имеете? Где похоронен дедушка с тетиной стороны? Трудовое задание перевыполняете? Знаете наизусть основные цели и задачи момента? Как правильно называется страна-изгой? Сколько их? Пьете? Не отводите глаза! Как фамилия? Рабинович? А что ж не Сидоров?
И ладно если спросят по-русски. Ан нет? Как тогда понять-то? Иностранцы же. Вот придем туда к ним в НАТО, на приемную комиссию, откроем дверь, а они сидят там: страшные такие, суровые, кто негр, кто албанец, поди их знай. Кулачищи огромные, зубы белые, глаза недобрые, как светофоры, и мигают. Скажем им: извините, православные, вот пришли к вам в НАТО проситься. Долго шли, многострадально, пережили великие трудности. Иго татарское, Сталинград, стихи Роберта Рождественского и битву за урожай. Возьмите нас к себе. А они скажут, например: снип снап снурре пурре базилюрре! Как это понимать? Черт его знает. Страшно.
Но еще страшнее попытаться понять, а зачем нам, собственно, в НАТО? Никто ж не объясняет. Знающие люди говорят так: надо. Большая политика. Допустим. Но я, например, как себе представляю: ты когда политику делаешь, что по-большому, что по-маленькому, это ж не как в сортире. Это ж дело не интимное: закрылся в кабинке и сидишь, занято, мол, не беспокоить. Нам, у которых тоже нужда к облегчению и хорошей жизни, подглядывать и догадываться неприлично. Нам бы надо точно знать, какая нынче линия? Какого лешего жили мы без НАТО и не тужили, целились в них смертоносной ракетой, посещали уроки мужества, пели авторскую песню и видели всех в гробу в белых тапках на босу ногу, какого лешего нам теперь, таким вот гордым и простоволосым, надобно?

Боюсь, объяснение в который раз приходится искать самостоятельно. Скажем, Россия теперь в опасности. Враг у ворот, Ким Чен Ир в жестяном вагоне подкрадывается к станции Перхушково, чеченцы прячутся в зеленке, купленной на деньги международного террориста Усамы бен Ладена – среди секвой, драцен и похеподиумов. Мы им туда кричим: зёмы! С какого вы тейпу? Будете, бляди, соблюдать конституционный порядок аль нет? А они молчат, не понимают. Обиделись, наверное. Конечно, это опасно. Конечно, это террор. Надо бы в НАТО поскорей. Но с другой стороны – паники в народе не наблюдается. Противогазы не раскуплены, вата есть, марганцовки – завались, анальгину – как грязи. Опасность, стало быть, сомнительная.

Тогда, наверное, нам в НАТО надо для веселья. Для бодрой освободительной борьбы с применением чувства интернационализма. Русский человек, он ведь от природы приветлив, как фиалка, любит всякое живое существо. Еврея любит, эстонца любит, чукчу также, американца тупорылого, француза-лягушатника, поляка-жулика, рыцаря-пса. Нам ледовое побоище в радость. Была б только идея красивая. Например, миротворческая операция «По самое не балуй». Но с этим в НАТО как раз проблема. Названия у них получаются странные, не наши названия. Какая-то у них теперь операция не то «Искренняя напряженность», не то «Бесконечная женственность», а то и вообще «Честный пингвин». От таких названий какая ж радость русскому человеку? Смех один.

Другое дело, если б нам в НАТО для культуры и престижу. Это же какая радость и плезир, когда в дом к тебе приходит не сволочь какая-нибудь, а натовский сантехник, когда в поликлинике не просто «раздевайтесь», а «аусвайс, битте, хэнд э хох», когда натовская морковь на огороде, со смещенным центром тяжести. И потом: говорят, у них там дубленки хорошие можно взять, и совсем недорого. Но с другой-то стороны, что нам эти дубленки. Вон они в Доме кожи в Сокольниках. Анжела и Вадим уже купили. Выглядят теперь, как настоящие турки. От члена НАТО не отличишь.
Иными словами, никаких внятных политических причин для вступления русского человека в Североатлантический альянс, как ни тужься, не существует. Могут быть, однако, причины практического свойства. Я нашел по меньшей мере три. Во-первых, можно стырить там чего-нибудь красивое. Во-вторых, подпустить им красного петуха, чтоб не расслаблялись. А в-третьих, подготовиться к отопительному сезону. Сейчас, правда, синоптики обещают бабье лето, так что пока будет тепло. А как похолодает, с белыми мухами, там и поглядим. Может, и сходим в НАТО. А то и в киоск за беленькой. Все потеплее будет. Холодно у нас зимой.