Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Мосты в никуда

07.11.2012, 12:32

Экономика России работает не на будущий рост, а на строительство бесконечных «мостов в никуда»

«Bridge to Nowhere» — так традиционно называют мосты недостроенные или поврежденные, обычное дело, когда разбирать сооружение дороже, чем просто забросить. Более интересный случай — это мосты, ведущие на малозаселенные территории, слишком дорогие для транспортировки живущих там людей. А отсюда вытекает и метафора, означающая огромные вложения в бесперспективные и мало кому нужные проекты. Метафора современной российской экономики. Впрочем, начну буквально с мостов.

Самый скандальный мост в никуда

Это так и не построенный Gravina Island Bridge в американском городе Ketchikan в штате Аляска. Это мост на небольшой островок в океане, на котором живут постоянно всего 50 человек. Но также находится и международный аэропорт. Аэропорт не маленький — принимает в среднем более 3000 пассажиров в день.

Мост ценой в $400 млн был призван заменить паром, на котором пассажирам приходилось плыть в деловой район города около 7 минут.

Понятно, что конгрессмены и сенаторы от Аляски пробивали федеральное финансирование этого проекта. И почти пробили. Когда еще будущий кандидат в вице-президенты от республиканцев Сара Пэйлин баллотировалась в губернаторы Аляски, она стала ярым сторонником этого проекта (и тогда победила, кстати сказать). Но во время избирательной кампании республиканцев в 2008 году Пэйлин всячески открещивалась от лоббирования этого моста и заявляла, что именно она остановила его финансирование. Чем вызвала насмешки всей Америки. Ей припомнили и построенную к предполагаемому мосту дорогу ценой $25 млн. «Мост в никуда» — это был один из любимых сюжетов демократов в прошлой предвыборной гонке, уж очень метафорически это звучало.

Но это так и не построенный мост. А вот Россия отличилась парой настоящих построенных мостов в никуда.

Самый дорогой мост в никуда

На роль мирового рекордсмена теперь по праву претендует Русский мост (таково его официальное название).

Мост ценой в $1 млрд с подъездной дорогой еще в $1 млрд (в аэропорт и город) с пропускной способностью в 50 тысяч машин в день ведет на небольшой островок Русский (рядом с Владивостоком) с численностью жителей 5 тысяч человек. Да и те в основном бедные рыбаки, живущие в домах барачного типа, автомобилей не имеют.

Этот вантовый мост на самом деле очень красив, парящий в воздухе с центральным пролетом более 1 километра на высоте в 70 метров, который поддерживают два пилона высотой в 324 метра. Наверное, он грандиозен в инженерных решениях. И уж точно станет теперь новым символом Владивостока. Вот только... зачем он нужен?

Русский мост был построен к саммиту организации стран Азиатско-Тихоокеанского экономического сотрудничества, который прошел там в начале сентября этого года. Он прошел, неделю азиатским бюрократам и коммерсантам пускали пыль в глаза. Что их больше всего поразило, так это цена пыли: больше $20 млрд, потраченных Россией на саммит. Такого никто никогда не делал за всю историю организации. Ну максимум пару миллиардов.

Что дальше с о. Русский? Теперь там остались те же 5 тысяч жителей без автомобилей, а еще там пытаются делать:
— рекреационный центр (проще говоря — пляжи). Согласно постановлению правительства с 31 марта 2010 на территории Русского острова создана туристско-рекреационная особая экономическая зона;
— Тихоокеанский научно-образовательный центр (университет и несколько институтов Российской академии наук);
— и еще остается использование его в качестве делового центра, благодаря выстроенным зданиям и гостиницам.

Положа руку на сердце, скажите, действительно стоило потратить $2 млрд для доступа к пляжам на автомобиле? А на пароме никак не доехать? Ведь каждые два часа ходит и даже машины перевозит, не так уж и дорого.

Неужели ученые не нашли бы лучшего применения таким деньгам, чем строительство моста и дороги к предполагаемым в будущем НИИ?

%На эти деньги можно было бы увеличить бюджеты конкурсных российских научных фондов РФФИ и РГНФ в 6 раз. Вдумайтесь: это их 6-летний бюджет. А ведь за последние 3 года их бюджет упал даже в номинальном исчислении — не иначе деньги ушли как раз на строительство Русского моста...

По основным характеристикам (длина, высота, длина основного пролета и т. п.) Русский мост аналогичен самому фотографируемому мосту мира — Golden Gate в Сан-Франциско, США. Вот только Golden Gate построен 75 лет назад, является платным и реально пропускает 120 тыс. автомашин в день. Этот мост буквально зарабатывает полмиллиона долларов ежедневно. А Русский мост бесплатный и сколько он сейчас, после завершения саммита стран АТЭС, будет реально пропускать в день? Пару тысяч машин? А может, пару сотен?

Самый идиотский мост в никуда

Недавно сдан в эксплуатацию мост в рамках автодороги Уляп ― Тенгинская, что ведет из Адыгеи в Краснодарский край. Из федерального и республиканского (Адыгеи) бюджетов на его сооружение было выделено 600 млн руб. Беда только в том, что он ведет... в никуда. На другой стороне реки лес. Краснодарский край не построил дороги со своей стороны и уверяет, что вообще ничего не знает о строительстве моста.

Для полноты картины стоит добавить, что мост должен был соединить с Краснодарским краем родовое село президента республики Аслана Тхакушинова.

Что ж, теперь придется незапланированно создавать на той стороне реки еще одну туристско-рекреационную зону и южно-российский научный центр...

Трубопровод из ниоткуда в никуда

Но что там дороги и мосты! Мы готовы построить из ниоткуда в никуда целые трубопроводы.

На остров Русский был построен специальный газопровод длиной 34 км. При этом через пролив Босфор Восточный трубопровод пустили не по дну, а, исходя из экологических соображений, под дном — почти 3 км подземного трубопровода проложено методом наклонно-направленного бурения через скальные грунты по плотности, как сообщает пресса, не уступавшие металлу. Почему по дну Балтики или Черного моря можно прокладывать трубопровод, а здесь никак? Непонятно. Во сколько обошелся этот проект? И кому на о. Русский сегодня нужен этот газ? До жителей острова он, вероятно, так и не дошел...

Ну хорошо, пойдем дальше. А откуда взялся газ во Владивостоке? В связи с саммитом (читай — для о. Русского) был реанимирован проект и построен специальный трубопровод Сахалин — Хабаровск — Владивосток длиной 1800 км.

Почему он был в свое время остановлен? Потому что газа для него нет, все существующие на Сахалине месторождения имели свои транспортные сети на экспорт.

Ничего, «Газпром» берет газ с месторождений, разрабатываемых по соглашению о разделе продукции (СРП) «Сахалин-3». Такое использование газа не предусмотрено проектом, в связи с чем не «Газпром», а российское государство выплачивает спецкомпенсацию участникам соглашения (в т. ч. и «Газпрому») за забор этого газа (разницу в цене между экспортом и внутренним потреблением газа). Государство недополучает свою долю продукции на сумму этой компенсации. Так ниоткуда нашелся газ — с убытком для государства.

Конечно, торопились к саммиту и не занимались прокладкой газораспределительных сетей в крупнейших российских городах Дальнего Востока (дойдет ли до этого дело хоть когда-нибудь или потащат нитку дальше на экспорт в Китай?). Главное было вытянуть нитку трубопровода до Владивостока и острова Русский. Вытянули, успели. Теперь поставляют газ в никуда. По трубе мощностью 30 млрд куб. м в год поставляют едва 5 млрд куб. м только на ТЭЦ Владивостока. Здорово, конечно, перевести ТЭЦ с угля на газ. Экологически полезно. Но тянуть для этого трубу длиной 2 тыс. км?

Ненужные трубопроводы

Строя трубопроводы, путинская Россия никогда не задумывается над вопросами экономической эффективности.

«Северный поток». Только что, 8 октября, запущена вторая нитка газопровода. Строительство обошлось в 7,5 млрд евро. «Газпром» хочет построить еще 2 ветки. Но Германия уже отказалась от третьей ветки, теперь «Газпром» обхаживает Великобританию.

«Южный поток». Строительство еще не началось. Стоимость — 8,6 млрд евро.

Оба «потока» дублируют уже существующие трубопроводы через Украину и Белоруссию. Этих уже существующих труб вполне хватило бы для транспортировки планируемых объемов газа.

И «Северный», и «Южный» потоки — это явно избыточные мощности. Зачем вкладывать $15 млрд инвестиций в трубы? Чтобы не договариваться с Украиной о тарифах за прокачку? И только?

Это цена неспособности договориться?

Безумно дорогой трубопровод из ниоткуда

Трубопровод Восточная Сибирь — Тихий океан, или ВСТО. Первая очередь стоила $12 млрд. Вторая — еще 5—6 млрд, этим летом ее наполнили нефтью. Это тот самый трубопровод, про который Навальный писал, что на его строительстве было похищено $4 млрд из $12 млрд. Но я сейчас не о том. Откуда нефть для этого трубопровода? Из Восточной Сибири. А там очень дорогая нефть, самая дорогая из всей нефти, добываемой в России. Стоит ли ее вообще добывать, пока есть другая, более дешевая нефть? Выглядит несколько глупо.

Для добычи нефти в Восточной Сибири госкомпания «Роснефть» затребовала и получила налоговые льготы по НДПИ (кстати, скоро обнуление НДПИ может получить и «Газпром» на газ из Восточной Сибири). А стоимость транспортировки нефти по ВСТО? Она искусственно занижена по сравнению с другими направлениями (т. е. западным направлением), фактически перекрестно дотируется ими в рамках «Транснефти». И уж точно перед этим тарифом не ставится задача окупить инвестиции на строительство ВСТО — разве что текущие расходы... А на выходе получается нефть, которая рентабельна для экспорта только при столь высоких мировых ценах, как сейчас.

Стоит ценам упасть — и экспорт этой нефти (даже со всеми льготами и скидками) становится коммерчески нерентабелен. Зачем государству нужен такой трубопровод?

Вы скажете: уже построено, чего теперь... Так в планах еще более экономически безумные проекты — Восточная энергопрограмма стоимостью в $90 млрд с разработкой месторождений в Якутии и трубами в тысячи километров на юг по вечной мерзлоте...

Политические проекты

Но не только мостами и трубами богата фантазия российского чиновника. Есть еще множество политически мотивированных, но экономически бессмысленных проектов:

— уже упоминавшийся саммит стран организации АТЭС, стоивший стране $20 млрд;
— Олимпиада-2014 такой же стоимостью. Ну вот почему зимнюю Олимпиаду надо задумать проводить в единственном уголке субтропиков в нашей необъятной стране?

Зачем в Сочи три ледовых дворца? Туда что, едут на коньках кататься? Зачем нам прекрасно оборудованный (надеюсь) горнолыжный склон в Красной Поляне, где снег бывает 2 месяца в году, и тот мокрый и тяжелый из-за близости моря?

— Чемпионат мира по футболу-2018. Прекрасное зрелище. Но зачем нам полтора десятка стадионов вместимостью 50—60 тыс. чел. и стоимостью по полмиллиарда долларов каждый, если на обычные матчи нашего чемпионата ходит в лучшем случае 10—15 тыс. болельщиков и существующих стадионов для этого вполне достаточно?
— Чемпионат мира по хоккею, трасса «Формулы-1» и т. д. — те же претензии.
— ГЛОНАСС — очевидно, продукт для военных, ничем не лучше, просто дублирующий американский GPS. Внедрение ГЛОНАССа подстегнуто российско-грузинской войной, где американцы то ли отключали GPS для российских военных действий, то ли наши военные очень боялись такого отключения. Коммерческого выхода от ГЛОНАСС никакого, но административное продвижение очень настырное — вплоть до оснащения приборами ГЛОНАСС трамваев и троллейбусов, будто они могут уйти с маршрута и потеряться.
— Строительство новой платной автотрассы Москва — Петербург стоимостью под $20 млрд.

За 1/8 от этих денег можно реконструировать существующую бесплатную трассу, чтобы по ней было удобно ездить. Но разве это кому-то интересно?

Ну и, конечно, самый главный бюджетный расход «в никуда» — рост расходов на оборону. 8 апреля 2010 года президент России Медведев и президент США Обама в Праге подписали Договор о сокращении стратегических наступательных вооружений сроком на 10 лет. Если отбросить дипломатическую шелуху, договор СНВ-3 оказался таким, что России не пришлось ничего сокращать: был зафиксирован текущий уровень вооружений России. А вот США предстояли некоторые сокращения. Но ведь ядерные запасы России и США в десятки раз превосходят запасы ближайших ядерных стран. Вполне можно было пытаться договориться хотя бы о двух-трехкратном сокращении ядерных вооружений — это не нанесло бы обороноспособности страны ущерба, но сильно помогло бы экономике.

Шанс на новый виток сокращения вооружений был упущен. Вместо этого Россия включилась в новый виток гонки вооружений. В конце 2010 года была принята новая военная программа, и расходы на оборону начали резко расти.

Имеет ли смысл увеличивать расходы на оборону? В 2010 году Россия с 4% ВВП на оборону находилась на 13-м месте в мире по этому показателю (из 165 стран). Это почти уровень США (4,8%). Впереди только богатые страны Ближнего Востока (где война — это обычное состояние дел) да еще почти осажденные со всех сторон Армения с Киргизией. 4% — это много для мирного времени. Наши военные расходы вдвое выше, чем у ядерных Китая (2%) и стран Европы (в целом по ЕС — 1,7%). Усилится ли существенно наша военная безопасность, если расходы на оборону в ВВП достигнут 5%? Вряд ли. А для простого поддержания ядерного паритета хватило бы и 3%. И еще вопрос: нужен ли он, ядерный паритет? Для гарантированного взаимного уничтожения можно обойтись и меньшим. Асимметричный ответ, новое издание.

В любом случае стоит помнить пару простых истин:
— сколько военным денег ни дай — всегда будет мало,
— война — слишком важное дело, чтобы доверять ее военным.

Что объединяет все эти «мосты в никуда»?

Непроизводительность. Чрезвычайно высокие затраты с очень маленьким полезным результатом. Все эти расходы не ведут ни к росту уровня жизни населения, ни к будущему росту экономики. Все эти затраты абсолютно бесперспективны и очень малополезны для людей. А еще общее в том, что

именно на такого рода проектах руководство страны выстраивает наш путь в будущее. Именно такие проекты тащат рост нашего ВВП.

Экономические власти страны так и не поняли основ рыночной экономики — что спрос рождает предложение, что движущей силой экономики является потребительский спрос людей и надо всячески стимулировать этот спрос и подстраивать экономику страны под него. Вместо этого Россия вернулась к чисто социалистическому, брежневскому пониманию экономики — что рост экономики стимулирует только государство, государственный спрос, сколь бы бесполезным для людей он ни был.

Фактически вся экономика России построена на том, что сверхдоходы от экспорта нефти/газа вкладываются в государственные (или госкомпаний) бесполезные для людей проекты, в строительство «мостов в никуда»... Убери доходы от нефти — и страна окажется, как пушкинская старуха, у разбитого корыта. Ни накопленного богатства, ни текущего дохода, ни коммерчески перспективных инвестпроектов.

Своеобразным символом этого является бюджетный Резервный фонд: собранные налоги просто замораживаются, никак не используются в дальнейшем. В этом году туда планируется отправить 1,8 трлн руб., или по 20 тыс. руб. с зарплаты каждого российского работающего человека. Даешь 13-ю зарплату в топку!

Российская экономика, как она устроена сегодня, — это машина, работающая вхолостую: шумит, тарахтит, мигает огоньками, как настоящая, только никуда не едет.

Экономика работает не на потребление своих граждан и не на будущий рост, а на строительство бесконечных мифических «мостов в никуда». На сверхдорогие проекты, единственный смысл которых в том, что на них так удобно воровать чиновникам государства и госмонополий.