Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Мир не станет спокойнее

02.01.2013, 11:41

Федор Лукьянов о том, за какими событиями нужно следить в 2013 году

2013 год станет на международной арене годом продолжения того, что началось в 2012-м или раньше. Вряд ли можно ожидать завершения процессов, но каждый из них разовьется в соответствии со своей внутренней логикой. Попробуем спрогнозировать основные вехи.

Реклама

Ближний Восток. 2013-й начинается так же, как и 2012-й, — предсказаниями о скором падении режима Асада. Есть вероятность, что тем он и закончится, хотя скорее, конечно, что-то все-таки произойдет. В конце прошлого года вновь активизировались попытки наладить диалог сторон, причем внешние участники, прежде всего Россия и США, кажется, искренне хотели бы сдвинуться с мертвой точки.

Правда, даже полное согласие Москвы и Вашингтона ничего не значит: у комбатантов на местах свои мотивы, и там идет сражение даже уже не за власть, а за выживание в войне, все больше напоминающей религиозную. А в ней компромиссов практически не бывает.

Чем бы ни завершилось столкновение в Сирии, главный вопрос — кто следующий. Многие говорят о неминуемом взрыве в Иордании, тамошние «Братья-мусульмане» якобы уже называют крайние сроки — весна 2013-го. К этому времени либо хашемитская монархия согласится на демократизацию с фактической передачей власти исламистам, либо «весна» расцветет на восточном берегу Иордана. Иордания — ключевая страна для будущего палестинского вопроса, а также с точки зрения баланса идеологических и политических сил во всем регионе. В случае перемен многое будет зависеть от того, под чей контроль попадет страна.

Значимые выборы состоятся зимой и летом 2013-го. В январе в Израиле парламентские, в июне в Иране президентские. Ирано-израильская коллизия, так и оставшаяся на уровне угроз в 2012 году, сохраняется, военный сценарий с повестки дня никоим образом не снят. Но одновременно громче, хотя и на полях, звучат рассуждения о том, что по-настоящему сильным ходом, меняющим всю сгущающуюся атмосферу Ближнего Востока, стал бы стратегический разворот Тель-Авива и Тегерана к взаимному признанию. Практически это сегодня невозможно себе представить. Возможно, атмосфера как-то изменится с уходом одиозного Махмуда Ахмадинеджада, который не может баллотироваться на этих выборах, и дальнейшего поправения в Израиле. Последнее важно, поскольку пойти на резкий поворот, если таковой наметится, могут только те израильские политики, которые имеют кристальную репутацию жестких реакционеров и силовиков. По той же причине, кстати,

Барак Обама едва ли в состоянии изменить курс в отношении Ирана, для этого нужен человек «правизны» не менее Никсона, который благодаря своему имиджу когда-то сумел помириться с КНР.

Из прочих региональных событий стоит следить за тем, как властью, принадлежащей ему по новой конституции, распорядится президент Египта Мухаммед Мурси и чем закончатся всеобщие выборы в правофланговом «весны» Тунисе.

Центральная Евразия.В 2013 году прояснится, что может остаться в Афганистане после ухода оттуда основных сил США и НАТО. Какой именно контингент сохранят американцы и какая конфигурация власти может там сложиться. Пока ничего не понятно, преобладают либо бодрые официозные отчеты, предполагающие сохранение статус-кво в Афганистане и после коалиции, либо, напротив, катастрофические прогнозы полного краха и хаоса, которые увенчаются воцарением талибов. В реальности, скорее всего, подобных крайностей не будет, но спектр возможностей между ними очень широк.

Вероятно нарастание российско-американских трений в Центральной Азии, государства которой будут стараться выгадать больше преимуществ из активности великих держав.

Соответственно Москве придется прилагать больше усилий для того, чтобы вдохнуть новую жизнь в ОДКБ, которая в 2012-м в очередной раз потеряла Узбекистан, ожидающий теперь ренессанса в отношениях с США.

Восточная Азия.В трех основных государствах региона новая власть. В Японии вернулась Либерально-демократическая партия, которая, как надеются многие, сможет прекратить лихорадку, сопровождавшую весь трехлетний период правления вечно оппозиционных демократов. В Китае приступило к работе пятое поколение руководства. В Южной Корее первый в истории президент-женщина. Больших перемен не ожидается. Однако, во-первых, эта часть света теперь находится под постоянным очень пристальным вниманием, что придает дополнительную значимость даже рутинным процессам. А во-вторых, пришедшим лидерам понадобится самоутвердиться, так что напряженность, перманентно присутствующая в регионе, едва ли имеет шансы на снижение.

Европа.Как минимум одно радостное событие ожидает Европейский союз в 2013 году: с июля в него вступит 28-я страна — Хорватия.

Нет сомнений, что присоединение еще одного государства будет в полной мере использовано для пропаганды: кризис — наветы, Евросоюз по-прежнему самый обаятельный и привлекательный для всех.

Из реальных событий показательными станут выборы в Италии в феврале. Италия — одна из самых проблемных стран ЕС, последний год ее управляло технократическое правительство Марио Монти, сформированное без выборов после отставки Сильвио Берлускони. Итоги голосования покажут, готовы ли европейские избиратели вручать власть тем, кто заведомо будет принимать жесткие и непопулярные меры, либо они предпочтут убаюкивающие иллюзии от популистов.

2013 год определит, существует ли перспектива качественных перемен в европейском интеграционном проекте или Германия и дальше продолжит, латая расползающуюся ткань, тащить все на себе. Берлину это в любом случае выгоднее, чем допустить фрагментацию валютного союза, издержки превысят экономию. Но политически это довольно трудно объяснять: германские налогоплательщики не настолько глубоко погружены в тонкости европейской экономики, зато обывательский аргумент в стиле «хватит кормить (нужное вписать)» вполне легко усваивается. Впрочем, в Германии выборы в 2014 году, тогда и выяснится степень экономической продвинутости граждан. В любом случае ЕС будет занят своими внутренними проблемами, а сил и ресурсов на внешние по-прежнему будет оставаться мало.

Соединенные Штаты. В американской внутренней политике наступает решающий момент. Политическая поляризация продолжается, для большинства республиканцев Обама олицетворяет настоящую катастрофу Америки, отказ от ее лучших традиций, и они готовы костьми лечь, чтобы его остановить. С другой стороны,

у самого Обамы ближайшие год-два — время, когда он должен попытаться создать свое историческое наследие. Так что придется идти на воплощение задуманного, невзирая на сопротивление и не боясь обострений.

Барак Обама, в принципе, человек не конфликта, а консенсуса, он двигался на президентский пост именно с этим объединительным посланием. Результат оказался противоположным, и теперь Обама либо наберется решимости и рискнет спровоцировать открытый конфликт, либо едва ли чего-нибудь добьется. Так что внутриполитическая борьба в США будет обостряться, а это, как показывает опыт (в том числе и нынешнее похолодание между Москвой и Вашингтоном), отзывается во всем мире.