Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Теория арбузной корки

10.08.2012, 15:54

Юлия Латынина о том, почему для власти самоубийственно посадить Ройзмана

В Нижнем Тагиле из могилы выкопали тело пациентки фонда «Город без наркотиков» дезоморфинистки Татьяны Казанцевой, умершей полтора месяца назад от менингита.

Реклама

Цирк был еще тот. Выкапывать поехали с утра пораньше. Родители, которые категорически против эксгумации, повесили среди венков на могилу сигнализацию. Как начали раскапывать, сигнализация сработала. Менты решили, что это бомба, залегли в кусты и вызвали подмогу. Кладбище оцепили, что твой «Норд-ост». Приехало все — собр, шмобр, омон, снайперы, вся полиция Нижнего Тагила.

Выкопали, доставили в морг, разрезали всю, кинули, разрезанную, в гроб и помчались обратно, как рассказывает Марина, сестра умершей. На полдороге вспомнили, что не зашили даже, помчались обратно, зашили, натянули платье, опять кинули в гроб, похоронили.

Теперь у меня два вопроса. Первый. Телефон Ройзмана стоит на прослушке,

менты отслеживали историю с Казанцевой еще до того, как она умерла (она две недели лежала в коме). Если они считали, что дезоморфиновая наркоманка с ВИЧ, гепатитом всех трех видов и циррозом печени умерла не от менингита, а от страшных побоев садиста Ройзмана, что им мешало провести экспертизу сразу?

Второй: если уж выкопали, то почему выкапывали без родственников и зарыли мгновенно обратно? Уж выкопали — так давайте проведем подробную экспертизу.

Мой ответ на оба вопроса следующий: я полагаю, что менты прекрасно знали, что за две недели до поступления в фонд Казанцеву жестоко избили на притоне, о чем отец ее до ее смерти молчал. Собственно, видимо, поэтому родители и отвезли ее в фонд, и, видимо, это избиение и спровоцировало менингит. Вот поэтому и провели экспертизу не сразу, а дав вылежаться в земле, и тут же обратно зарыли. Завтра — тоже мне бином Ньютона — огласят, что умерла Татьяна от побоев, а почему их за неделю в больнице не выявили и лечили Татьяну от менингита, это неважно.

Настойчивость, с которой режим ухитряется наступать на грабли по самым нелепым поводам, изумительна.

Ведь что, по моему представлению, случилось с Pussy Riot? Путин не стал отказывать патриарху Кириллу в просьбе. Тот попросил, Путин кивнул. Результат? Мадонна скачет по сцене с надписью Pussy Riot на спине, за процессом следят online, Олланд просит Путина за Pussy Riot. Так вот. Если Роймзана посадят, то история с пусями покажется Кремлю детским садом. Нет-нет, Мадонна и Олланд просить за Ройзмана не будут. Но

есть внутри России широчайший класс «крепких парней» и «настоящих мужиков», которые «за нашу Россию» и которым, по большому счету, на пусей и либералов плевать. А вот на Ройзмана — нет.

При этом в чем причина посадки? По мне, так в том, что несколько коррумпированных ментов не самого высшего разлива, сосланных в Екатеринбург из Москвы, обиделись на Ройзмана, а Путин не считает нужным вмешиваться. Это мое личное оценочное суждение. Вот и все.

Рассказывает сотрудник фонда Евгений Маленкин:

Приходит в фонд Николай Стафеев — это бывший начальник екатеринбургского угро, с круглыми глазами, и рассказывает, что его, мол, вызывает новый начальник криминальной полиции Федюнин и говорит: на твое место мы сейчас назначим своего, а тебе дадим хлебную должность — начальник отдела по незаконному обороту наркотиков. Будешь нам в месяц полтора миллиона приносить. А у Стафеева десятки операций вместе с фондом. А в Екатеринбурге так уже не принято. Тот: «Я боевой офицер, и вообще, где я деньги-то буду брать?» «Че ты как дурак, все это делают, получают с барыг».

Приходит в фонд Сергей Волков, — начальник полиции Ленинского района. Тот же рассказ: дергает его Федюнин и спрашивает: «У тебя сколько банков на территории?» Семь-десять, отвечает. «Ну, будешь привозить два лимона в месяц, и будем нормально дружить».

Вы мне скажете: это все со слов фондовцев? Так фондовцы это уже не раз рассказывали, пусть Федюнин подаст в суд на Волкова и Стафеева — правда это или нет.

Это ровно та ситуация, которую фонд ломал тринадцать лет. Потому что тринадцать лет назад на территории Екатеринбурга было шесть цыганских поселков и деньги с них не получал только ленивый. На патрульных машинах ездили получать деньги. И Фонд это поломал. Не для того Ройзман четыре года бронежилет не снимал, не для того у них двух парней убили, чтобы приезжие начальники возродили все это вновь.

Путин у нас контролирует все. При этом, когда на глазах всей России кучка мелких начальников в погонах решает свою проблему с Ройзманом, он не считает нужным вмешиваться. И, заметим, Колокольцев, на которого в этом смысле я лично возлагала большие надежды, тоже не считает нужным вмешиваться. И это притом, что многие предсказывают осенью политическое обострение и еще одни грабли вроде Магнитского или Pussy Riot режиму не нужны.

Я хочу сформулировать теорию. Это теория арбузной корки. Гласит она следующее: режим обладает неограниченной способностью продуцировать арбузные корки, на которых он сам поскальзывается. Однажды количество арбузных корок превысит допустимый максимум.