Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Dis-cover

02.10.2009, 16:03

С древности мы знаем, что есть то, что известно всем, и то, что известно лишь избранным. Общедоступное и тайна. Общеизвестное – это вранье. А тайна – это правда. Сокровенная истина для избранных.

Так вот, мир с недавних пор устроен так, что общедоступное, как правило, и есть правда. А тайна – это для маргиналов и разводок. Есть люди, которые умеют анализировать информацию. Они получают открытое образование, читают общедоступные книги, обрабатывают информацию. А есть люди, которые считают, что это все суета сует, а вот есть «И цзин», карты таро, гадание на кофейной гуще, рисунки в пустыне Наска и Зона-51 — какая-то великая тайна, к которой можно приобщиться один раз, как получить прививку от гриппа — и сразу превзойдешь на голову всех этих непосвященных, которые учатся по десять лет, сидят за компьютером и торгуют недвижимостью. То есть тайна в наше время – удел маргиналов, причем весьма недалеких.

Что создало в Средние века науку как нечто отличное от алхимии и астрологии? Ответ: наука не знает тайн. Наука предполагает, что один ученый сообщает другому о своих достижениях и потому общая сумма знаний увеличивается с каждым годом, а не умирает со смертью ученого. Многие алхимики добивались результатов, замечательных для одного человека, но, так как алхимик хранил сделанное в тайне, оно и умирало вместе с ним. Наука, по определению, это сумма знаний, и эта сумма больше своих составных частей, хранящихся в мозгу каждого отдельного ученого.

Почему СССР проиграл в научном соревновании Западу? Потому что, строго говоря, науки в СССР не было. Была тайна — а потому было не умножение знаний, а вычитание их. СССР больше всего боялся, что что-нибудь из открытого утечет на Запад и будет там превращено в оружие. В одном кабинете не знали, что делали в соседнем; в Новосибирске не знали, что делали в Сарове. Итогом политики секретности стало научное и техническое отставание. Оказалось, что главное — это не само открытие, а процесс взаимодействия этого открытия с другим.

Наука появилась, когда появились от-крытия. Dis-coveries. Снимание покровов. А пока все было под покровом и тайной – науки не было.

Колумб, вероятно, не первый был в Америке. Очень вероятно, что о существовании Америки знали португальцы — они тоже поплыли на Запад, уткнулись в континент и посчитали путь бесперспективным. Совершенно точно там бывали викинги и китайская экспедиция 1421 г. Но Колумб Америку открыл — в том смысле, что только после Колумба о существовании Америки узнали не только те, кто там бывал. И из этого знания вырос современный мир.

Знание – это открытая система. Древние инки, видимо, знали письменность, но считали ее священным знанием, доступным только правящему классу. В результате мы ничего не знаем из того, что написали инки. Почему Греция считается основоположником современной цивилизации? Потому что они изобрели геометрию, логику, математику, философию.

А что такое геометрия, логика или философия? Это форма записи знаний, являющаяся открытой для всех. Геометрию знали и в Древнем Египте – но там это было тайное знание, доступное лишь избранным профессионалам. И поэтому это не была наука.

Современный мир характеризуется решительной победой открытых систем, способных к саморазвитию, над закрытыми. Возьмем интернет — он попросту не существовал бы, если бы представлял из себя систему тайных серверов, предназначенных для связи избранных друг с другом.

А вот другой пример — сотовая связь. В СССР существовала система мобильной связи «Алтай», начитывавшая несколько сот абонентов. Каждый абонент сообщался по выделенному лично ему каналу с другим абонентом. Сотовая связь отличается от систем типа «Алтай» тем, что в ней любой абонент, оказавшийся в зоне действия данной соты, использует для разговора любую свободную частоту, ассигнованную ему сотой, и, как показывает опыт, системы связи типа «Алтай» не могут окупаться или даже просто существовать там, где есть открытые системы связи, построенные по принципу сот.

За исключением узких, локальных случаев (тайный компромат на политика, засекреченный чертеж подлодки и проч.) тайна — в широком понимании слова, как золотого ключика к двери, за которой заперт смысл жизни, — больше не существует. Вместо узкой замочной скважины есть целый огромный мир, а те, кто живут в мире, полном тайн и дверей, как правило, находят не золотой ключик к дверной скважине, а очередную чепуху, способную существовать только в условиях информационного вакуума, в узком кольце специально выпестованных людей.

Засекреченность науки в Советском Союзе в конце концов привела к появлению ученых, обещавших создать «чудо-оружие», и просто бездарных или тупиковых работ, выдававшихся за «передний край науки»; а сейчас главные взыскатели тайн – это те, кто знают про всемирный масонский заговор или про инопланетян.

И то, что касается науки или интернета, касается экономики и политики. Победу, которую в древности обеспечивала война, теперь обеспечивает экономика. Успех государства, который раньше зависел от ловкого обмана, интриги, засады, удара во фланг, теперь зависит от его умения обеспечить открытость и открытия.

И государства в мире сейчас делятся на две части. Одни строят открытую экономику, позволяющую множеству людей принимать любые решения, и выигрывают. Другие пытаются узнать тайну, отгадать загадку, принять одно-единственное решение – и проигрывают, потому что, какое бы тайное и гениальное решение ни принял бы один-единственный правитель страны — забрать ЮКОС, построить Украину, подтолкнуть войну на Ближнем Востоке и т. д., оно всегда будет заведомым проигрышем по сравнению с миллиардом совокупных открытых решений, принимаемых открытым обществом.