Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Лорд в законе

04.04.2008, 16:46

У телекомпании «Имеди», доставившей столько хлопот грузинским властям, нашелся новый владелец, - некто лорд Джозеф Кей, заявивший после внезапной смерти Бадри Патаркацившили, что именно ему Бадри поручил распоряжаться своим имуществом. Завещание, согласно которому это произошло, было, оказывается, составлено в американской конторе адвоката Эммануила Зельцера.

Пикантность всей ситуации придает то, что арестованный в связи с этим делом в Белоруссии адвокат Зельцер (впрочем, он такой же адвокат, как Джозеф Кей – лорд), - личность просто анекдотическая. Г-н Зельцер начал свою карьеру в США, ворвавшись в небольшую частную клинику, сменив там замки и подделав документы (суд потом присудил ему $4 млн штрафа), обнес Инкомбанк на несколько миллионов долларов, а в марте в суде штата Техас завершился поистине удивительный для США процесс.

Это был процесс компании Nord Services Inc., чей русский владелец обвинял своих американских менеджеров в том, что они подделали документы и украли у него компанию. Адвокатом ответчиков был г-н Зельцер. Г-н Зельцер представил в суд многочисленные бумаги, подтверждавшие продажу компании, и не менее многочисленных и красивых девиц, подтверждавших, что эти бумаги были подписаны в их присутствии. В ходе процесса выяснилось, что подписи и печати на бумагах – сплошь поддельные, причем, что поразительно – грубой подделкой, скопированной зачастую с уже данных в ходе процесса аффидавитов, были не только подписи обокраденного истца, но и подписи самих ответчиков. То есть, грубо говоря, их не мог подделать никто, кроме самого адвоката Зельцера, причем на коленке и в течение пятнадцати минут.

И вот этот-то субъект утверждает, что у него есть завещание Бадри, и грузинские власти ему верят. С таким же успехом Грузия могла бы признать наследственные притязания марктвеновских короля и герцога.

Признаться, я не сочувствовала борьбе Бадри против Саакашвили. Вопреки обычной логике интеллигенции, которая всегда готова сочувствовать тем, кто борется против власти, мне эта борьба не казалась ни порядочной, ни честной.

Это не просто подло – бороться против власти с помощью геббельсовской лжи, обвиняя ее в убийствах политических оппонентов. Это еще и глупо, потому что геббельсковскую ложь может себе позволить только сама власть.

Вот если со всех телеэкранов будет звучать история о том, что Путин взорвал дома, или что Саакашвили занимается политическими убийствами, - тогда этой истории поверят. А если эта история прозвучит в интервью оппозиционного министра обороны, то она, конечно, разожжет пыл оппозиции. Но при этом в оппозиции окажутся преимущественно маргиналы.

Бог знает, почему Бадри пошел по пути Березовского и вздумал шантажировать власть ужасающими, но малообоснованными обвинениями. Ему было скучно в Грузии; Грузия была мала для него, московские чекисты, с пеной у рта ненавидящие грузинского президента, крутились вокруг Бадри вовсю, манили снятием розыска, как морковкой… не думаю, впрочем, что Бадри велся на их уловки. Вести переговоры с ними он вел, но, полагаю, со времени запрета на экспорт «Боржоми» он понимал, что никакого слова эта публика не держит. Московские чекисты – это вам не грузинские воры.

Дело было скорее в том, что новые принципы грузинского государства пришли в глубинное, стратегическое противоречие с природой Бадри. Бадри Патаркацишвили был как Лоренцо Медичи, он привык, что государство кормится из его руки, что политика делается у него за столом на веранде, и он не мог перенести Грузию, которая пытается стать Европой. То, что ему не продавали задешево компании в обмен на его благосклонность, было для него личным оскорблением; Саакашвили так навсегда и остался для него никем. Выскочкой, недоразумением, мальчишкой, учившимся в США в то время, когда Бадри в России проходил огонь, воду, и медные трубы.

Война, которая развернулась между Бадри и Саакашвили, была война не жизнь, а на смерть. И после заявления Окруашвили никакие ответные удары государства не были ударами ниже пояса. Когда тушат пожар, не смотрят, чиста ли вода. Грузинское государство отправило Бадри в нокдаун, записав его разговор с Кодуа, тот самый, где Бадри снисходительно рассказывает про Путина, который крышевал его питерские бизнесы и вечно ходил в одном обтертом пиджаке. Пожалуй, этот удар и убил Бадри: сознание собственного поражения – и унизительных 7% на выборах, - для вечного победителя Патаркацишвили было убийственней пули, пущенной в упор.

Но теперь-то, теперь-то что? Адвокат Зельцер и лорд Джозеф Кей – не просто шаромыжники. Это ж ведь дети какие-то, бланбеки, а не шаромыжники! - как говаривал Раскольников. Ну несерьезно это – ломать замки в частной американской клинике и выводить перед техасским судьей девиц в расстегнутых до пупа кофточках. Зельцер – это, так сказать, Бадри наоборот.

И с этими двумя корешится Грузия! И возведенный Зельцером в наследники Джозеф Кей раскатывает по Тбилиси в сопровождении автоматчиков, выделенных ему службой охраны президента! Одно дело война, не на жизнь, а на смерть, другое дело – пейзаж после битвы. Бадри мертв. Семья его не будет заниматься политикой. В конце концов, она бы и сама продала «Имеди».

Зачем получать контроль над каналом с помощью заведомой фальшивки у липового лорда? Грузинские власти представляют себе степень публичности суда, на котором будет предъявлено «завещание» Бадри? Размер скандала, когда иностранные юристы, нанятые семьей, оспорят его в иностранных судах? Зачем это делать? Чтобы половина Грузии была уверена, что Бадри убит, а «Имеди» украдена бессовестным Кеем по личному указанию Саакашвили?

Если бы Саакашвили выкинул Джозефа Кея из страны и повел переговоры с семье Бадри, он бы получил куда больше очков, чем принесет ему любой мелкий мошенник. Победители должны быть великодушны, потому что великодушие добивает наверняка.

Кто бы ни был покойник – он не был мелким человеком. Саакашвили не может себе позволить быть мельче Бадри.