Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Народ-хоругвеносец

22.02.2005, 12:26

Российская государственная идеология по своему техническому устройству напоминает трехклавишный детский ксилофон: в нужное время или просто по настроению можно по очереди, «то вместе, то поврозь», ударять по клавише «Православие», затем «Самодержавие», потом — «Народность». Другого музыкального инструмента просто нет, несмотря на все НИОКР в сфере военно-технической деятельности. Даже если в идеологическую сборку идет, например, тромбон, все равно получается эта незамысловатая трехклавишная конструкция. Главное — не нажимать все время на одну клавишу, и тогда баланс в государственном управлении будет соблюден.

Иногда, впрочем, из самого ксилофона, откуда-то из его пластмассовых недр, раздается несанкционированный звук. Например, в последнее время, после архиерейского собора, фактически закрепившего дальнейшее слияния церкви и государства, власть на клавишу «Православие» не нажимала — хватало другой музыки, и с самодержавием, и с монетизированной народностью. Однако православная общественность отозвалась ксилофонным звоном сама, выйдя на улицу и заполнив ее какой-то черно-желтой цветовой гаммой: в минувшие выходные у «новодельной» церкви Бориса и Глеба, что в непосредственной близости от здания Минобороны на бывшей Собачьей площадке, приватизировавшие православие фундаменталистские организации митинговали под лозунгом «Нет — контролю США над ядерным арсеналом России!».

Один из самых известных православных националистов Владимир Осипов сказал то, что хотели бы, но в силу должностного положения не могут публично произнести многие высокие российские чиновники: «Мы являемся свидетелями прямой интервенции Соединенных Штатов на территории исторической Руси. Яркий пример такой интервенции — «оранжевая» революция на Украине». Если само мероприятие и не было заказано сверху, в любом случае оно симптоматично: оказывается, клавишу «Православие» с равным успехом нажимают и сверху, и снизу.

Показательно, что с государственнически выверенными заявлениями выступил некогда знаменитый, а затем маргинализировавшийся персонаж — Владимир Осипов. Этот человек отсидел много лет сначала за анархо-синдикализм, а потом русский национализм при советской власти и прославился тем, что стал основателем знаменитого националистического самиздатского журнала «Вече». То, что не нравилось брежневской власти, которая сама предпочитала дозировать национализм и интернационализм, антисемитизм и братство народов, успешно укладывается в сегодняшний идеологический мейнстрим. Инициативы снизу удачно дополняют мировоззренческий ландшафт, состоящий из той же слегка модернизированной уваровской триады.

В этом контексте уместно вспомнить один из главных документов русского национализма времен пика славы Осипова — «Слово нации». Этот манифест напрямую связывает две эпохи, разделенные более чем тремя десятилетиями: «Демократические институты не несут с собой исцеления, скорее, наоборот, усугубляют болезнь. Поэтому для нас не столько важна победа демократии над диктатурой, сколько идейная переориентация диктатуры, своего рода идеологическая революция». Речь шла о «перекоммутации» политического режима с советско-имперского регистра на державно-националистический.

И этот сценарий именно сейчас, в границах нынешнего политического цикла, оказывается если не самым вероятным, то одним из наиболее реалистических.

Пока же власть легитимизировала умеренную форму православного национализма, ограниченного рамками «соработничества церкви и государства» и интегрированного в светскую государственную политику. Однако санкционированные или несанкционированные инициативы снизу, идущие вроде бы от маргинальных православных фундаменталистов, немедленно становятся частью текущего идеологического дискурса. Все эти выступления православных фундаменталистов против «сатанинского ИНН», переписи населения, интернета, компьютерных игр и даже праздника Хеллоуин, не говоря уже о битвах с кознями прозелитов и обвинениях правозащитников в «двойных стандартах», создают соответствующий идеологический фон, который власть, с одной стороны, вынуждена учитывать, а с другой — может использовать в своих интересах. Та же история с митингом православных по поводу ядерного контроля, несмотря на кажущуюся ничтожность информационной картинки, оказалась превосходной, почти пиаровской прелюдией к братиславской встрече лидеров России и США.

Вот, мол, в какой обстановке приходится выстраивать приоритеты в отношениях с другом Джорджем…

Следующим номером идеологической программы непременно будет «Народность» в виде празднования 60-летия Победы. Когда анестезирующее действие звука этой клавиши пройдет, настанет час вечернего звона православных колоколов, который политически эффективен только в соединении с надрывными националистическими мотивами. Это идеологическое орудие — универсальное. Одна из организаций, митинговавших в минувшее воскресенье, Союз православных хоругвеносцев, прославилась, в частности, крестовым походом на бесовскую тыкву Хеллоуина. Те же хоругви можно направить против любой другой западной, иудейской, либеральной, масонской заразы.

Политическо-хоругвическое действие может оказаться ограниченным, а может получить широкое распространение. В конце концов, серьезные проблемы с религиозным национализмом испытывает не только Россия — например, католические фундаменталисты в Польше отличаются не меньшей агрессивностью и глупостью. Однако они не могут определяющим образом влиять на власть и политические процессы. У нас же угроза превращения гражданского населения, находящегося под защитой антиклерикальной статьи 14 Конституции, в народ-хоругвеносец остается реальной. Причем безотносительно к тому, кто монополизирует клавишу «Православие» — респектабельные верхи или радикальные низы.