Взаимность неизбежна

08.09.2011, 13:38

Наталия Геворкян о презрении к электорату

Я искренне не верю, что, посмотрев на представителей или лидеров разрешенных к кастингу в парламент партий в программе «НТВшники» (минус «Справедливая Россия», чьего представителя не было), за них пойдет голосовать хоть один психически здоровый и сохранивший чувство собственного достоинства избиратель. Впрочем, имеет ли это значение?

Трудно придумать более унизительное для так называемого электората зрелище, чем эти берущие горлом, косноязычные, не выдавшие ни одной достойной цитирования мысли или идеи, ведущие себя как торгаши на привозе, лишенные какой бы то ни было, хотя бы чисто внешней харизмы мужчины. Люди, которых я видела на экране, были бесформенны и бессодержательны. Я не знаю, вырезали ли что-то из программы или нет, и мне в целом все равно, потому что с пятой минуты передачи было понятно, что ждать от этих «лидеров» нечего. И претензий к журналистам у меня тоже нет, потому что, даже если бы они работали в десять раз лучше, ничего с таким материалом сделать нельзя.

От сидящих в студии четверых возбужденных мужчин и пятого, лишенного каких бы то ни было эмоций, бессмысленно ждать цивилизованных дебатов, поскольку у них напрочь отсутствует навык, а главное, необходимость в открытой и содержательной предвыборной дискуссии. Им просто это не нужно. Даже коммунистам. Последних все равно пропустят в Думу, потому что не пропустить их сложнее, чем кого бы то ни было другого, пока коммунисты сохраняют свой традиционный электорат. С каким процентом их пустить — это вряд ли зависит от дебатов или вообще от кого бы то ни было, кроме тех, кто решает вопрос о процентах. О том, кто и как решает вопрос о процентах, см. выборы госпожи Матвиенко.

Короче, эти ребята в студии уже набрали свои голоса там, где надо. То есть там, где их рисуют. Во всяком случае, для того чтобы сидеть на экране. Остальное — проформа, которая призвана легализовать «верхнее» решение заранее нарисованными «нижними» цифрами так называемого голосования, которое предусмотрено Конституцией. Обойма — вот она. Вместе со «Справедливой Россией» это тот максимум «демократического выбора», который допускает для своих избирателей российская власть. Демократичность выборов будет подтверждена тем, что некоторые из участников дебатов могут и не пройти в Думу. Но и этот вопрос решается не на избирательных участках — не надо иллюзий.

Власть свое дело сделала. Избирателю осталось пройти свою часть пути, чтобы власти жилось хорошо, комфортно и легитимно. Пока избиратель это хавает, других лидеров и партий у власти для него не будет. И все же на месте нынешней власти из чувства самосохранения и с учетом того, что она намерена править страной, похоже, всегда, я бы перестала так откровенно опускать избирателей, дав им все же возможность хотя бы раз в десять лет предложить собственный политический проект. Но власть самонадеянна. Она уверена, что избиратель глуп и покорен. Исходя из этого, национальный лидер открыто и публично сотворил в придачу к верхушечным образованиям типа «ЕдРа» и «Справедливой России» очередной миф, под названием «Народный фронт», а негласно и непублично — второй миф, под названием Прохоров.

Кстати о Прохорове, который теоретически предназначается для окучивания продвинутых скептиков, которым все понятно про игру с заранее известным результатом. Я лично отнеслась бы к нему с куда большим интересом, если бы на вопрос «Вы — проект Кремля (Белого дома)?» он спокойно ответил: «Вы отлично знаете, в какой стране мы живем. И отлично понимаете, что без отмашки сверху ни о какой партии, выборах и Думе сегодня не может быть речи. Вы также знаете, что олигарх, который захочет сыграть в политику без разрешения власти, сядет туда же, где сидит Ходорковский. Да, мне сделали предложение, от которого я не смог отказаться. Но почему бы не попробовать превратить этот проект во что-то стоящее». Ну, как-то так примерно. По крайней мере стало бы не так скучно. И даже, я бы сказала, как-то азартно. Типа, получится — не получится? А сейчас это изначально фальшиво и так же скучно, как скучен и сам Прохоров.

Короче, можно, конечно, выпустить этих несимпатичных мужчин «дебатировать» два, пять и даже 20 раз. Можно в том случае, когда точно знаешь, у кого в руках счетчик. Игра в демократические процедуры типа теледебатов при строго регламентируемой сверху системе отбора партий и кандидатов срабатывает против власти, поскольку картинка на экране та, которую мы видим. И никакой факир ничего с этой картинкой сделать не может. Ощущение политических жуликов на подряде, на которых опирается сегодняшняя вертикаль, неминуемо возникает даже у самого непонятливого зрителя. Этому зрителю, в сущности, плюют в лицо. Он понимает, что может только морщиться наедине с телевизором, остальное от него не зависит, какую бы тактику поведения он для себя ни избрал — голосовать, не голосовать, за кого голосовать и идти ли вообще на избирательный участок. Когда власть так откровенно перестает учитывать вассалов, будучи при этом весьма несовершенной и вороватой, неминуемо наступает день, когда вассалы перестают учитывать власть.