Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Хорошо забытая инновация

18.05.2011, 20:06

Наталия Геворкян о том, что Медведеву удалась его первая пресс-конференция

Сознательно не посмотрела рецензии коллег на пресс-конференцию Медведева, чтобы не размывать собственные ощущения. Эти ощущения достаточно неожиданны для меня самой.

Некоторые коллеги, задававшие вопросы, меня удивили, признаюсь, меньше, чем президент. Они вели себя обычно — так, как нормально или привычно вести себя на пресс-конференции Путина. И по лизоблюдской форме, и по бессмысленному содержанию. Дама из Уфы отняла чудовищно много времени неуместными комплиментами, не говоря уже о крайне спорной и уж совсем не журналистской формулировке: «И мы тогда с коллегами совершенно искренне пожелали вам победы (на президентских выборах — НГ), и так случилось, что народ России был с вами солидарен, и в итоге вы стали самым молодым президентом России..» Или не ведает, что говорит, коллега из Уфы, или вовсе не журналист. Из малосимпатичного еще вопрос коллеги с Russia Today, который сводился к чистому и малоприличному самопиару компании. По поводу незаданных вопросов чуть позднее.

В какой-то момент у меня возникло ощущение, что заполненный журналистами зал не весь и не сразу почувствовал редчайшую в нашей сегодняшней реальности возможность не делать из себя идиотов, не фильтровать базар, а оставаться в рамках профессии, потому что ровно эту интонацию нормального открытого разговора и задал с самого начала Медведев. Он был готов ответить на любой вопрос. Перед журналистами стоял совсем не Путин и не его отражение, а просто совсем отдельный Медведев. Что уже интересно. Во-вторых, стоял, а не сидел, что непривычно для нас и вполне привычно не у нас, и весьма уважительно по отношению к залу. В-третьих, открытый, легкий, расположенный к разговору, непосредственный, не боящийся показаться неловким один на один с залом, не режиссируемым его пресс-службой. Если такая режиссура и была, то она была минимальна и почти незаметна. Может быть, пара-тройка вопросов были домашней заготовкой. И не сказала бы, что они были позорными. Вопрос Брилева и напоминание о статье Медведева «Россия, вперед!» совершенно очевидно задали вектор и интонацию общению. Почему зал не сразу это почувствовал, остается для меня загадкой.

Медведев не фальшивил. Это не значит, что мне понравились все его ответы, как понравились и не все заданные вопросы. Но когда человек у меня на глазах не боится изменить мнение, уже единожды высказанное им же, причем в самой дурной, должна признаться, форме, про губернаторские выборы, которых нам не видать еще 100 лет, то мне это кажется интересным. Хотя с его более осторожным оперированием сроками возможного возвращения к выборной системе на сей раз я все равно не согласна. Мне вообще не нравится, когда электорат держат за детский сад, причем для детей с замедленным развитием.

Не буду комментировать различные вариации ответов на вопрос о нем и о Путине. Я не ждала никакой сенсации, ее и не произошло. Да и вообще вербальной сенсации не произошло — она скорее произошла на уровне формы, на уровне презентации президентом себя, своих возможностей, своей готовности выйти перед залом, наполненным самыми разными, не обязательно «проверенными» и в большинстве «не своими в доску» журналистами. Это вызов, в том числе и себе. Это не отрепетированные под Путина вопросы, заранее согласованные и тщательно отобранные. И зал просел. Увы. Да, могли бы быть сенсации, и не вина Медведева, что их не случилось. Спасибо коллеге из «Коммерсанта», что спас все же лицо зала (его российской части, я имею в виду) вопросом о Ходорковском, который, по мнению президента, не представляет угрозы для общества. Вопрос этот президента не обрадовал, что было видно по его мимике, но на прямой короткий вопрос он дал прямой короткий ответ.

А что, никого не интересовали вопросы коррупции и «партии жуликов и воров»? Эту ли партию хотел бы возглавить Медведев? Никого не волновал вопрос о том, заходит ли Медведев на блог Навального? Только швейцарского журналиста интересует развитие истории с Магнитским? А 300 тысяч сидящих за экономические преступления — это не к Медведеву? А смотрит ли он «Поэта и гражданина», а также «Гражданина поэта», не интересно? Под него ли верстается «Правое дело» с возможным олигархом во главе, не захотелось узнать? Правильно ли, что премьер-министр активничает на предвыборном фронте? Что он думает по поводу интервью секретаря Хамовнического суда? Каков, по его мнению, запрос элит на следующий президентский срок? На какие шиши старикам покупать лекарства, которые стоят безумных денег? Как идет расследование нападения на Кашина, которое он лично курирует, коллег не колышет? Почему у дуумвирата снижается рейтинг, по его мнению? Как жить в России инвалидам? Опасается ли он в выборный период, да и после, протестных настроений, улицы? Еще тьма вопросов. Что есть выборы в нашей стране, наконец.

Я уверена, что все эти вопросы можно было задать, и он бы ответил. И не к нему претензии. К нему или к его пресс-службе есть претензии по подбору вопросов, оставленных на десерт, то есть тех, которые он якобы или действительно отобрал сам. Все заданные журналистами вопросы выложены в интернете. Например, сразу после вопроса об оленях, которых надо спасать, идет вопрос о Манежке, межэтническом напряжении и что с этим делать. Разве не важно было ответить на этот вопрос, когда перед тобой сидит, считай, вся страна, люди самых разных национальностей? Там же, в письменных вопросах, довольно много спрашивают о Навальном. Он же блогер, наш президент. Разве не интересно, что он думает об одном из самых популярных блогеров, который медленно, но верно на теме коррупции, заявленной Медведевым в самом начале его правления, превращается в политическую фигуру? Хорошо хоть, что в финале не устроили популистский сеанс невиданной щедрости, который обычно практикует на своих пресс-конференциях Путин, одаривающий одного счастливчика чем-нибудь насущно необходимым, хотя такие просьбы в выложенных вопросах тоже есть.

И последнее. Не надо было продлевать это общение. Через полтора часа надо было ответить на один последний вопрос, потом на отобранные им вопросы и ставить точку. Короткая дистанция на пресс-конференции всегда эффективнее и эффектнее длинной. И дисциплинирует обе стороны.

Итак, в сухом остатке: президент провел пресс-конференцию в «инновационном» стиле. Новинка состояла в хорошо забытом старом: он дал нормальную полноценную пресс-конференцию, где мог быть задан любой вопрос. Даже если вопросы были заранее присланы по интернету, это не исключает импровизации в зале. Что и доказал коллега с «Коммерсантъ-FM». Побольше бы таких коллег, президенту было бы куда сложнее. Кстати, не думаю, что 800, как было сказано, присутствовавших журналистов можно было тщательно отобрать по принципу лояльности.

Медведев был раскован, не самоуверен, но уверен в себе, ему не мешали руки, он не отводил взгляд и не побоялся сравнения с Саакашвили, активно используя iPad. Он оставался самим собой, не пытаясь быть ни взрослее, ни жестче, ни категоричнее. На мой взгляд, сегодня был его день.