Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Нужный контекст

25.05.2009, 10:46

Пакт Молотова — Риббентропа действительно помог Советскому Союзу подготовиться к войне. Народы Прибалтики и Западной Украины действительно встречали части Красной Армии с искренним восторгом, цветами и песнями, как настоящих освободителей. Совместный парад советских и нацистских войск в Бресте осенью 39-го года действительно символизировал собой не что иное, как констатацию факта нежизнеспособности польского государства, как о том справедливо и говорили тогдашние советские руководители. А куда, спрашивается, было деваться от коварного англосаксонского антисоветского заговора? Правильно. Некуда. Только в объятия Риббентропа. Могло ли быть иначе? Не могло. Значит, все, что случилось, суть исторически правильно.

Хотите удобную историю? Напишите. Напишите ее такой, какой вы хотели бы ее видеть и прожить, ни в чем себе не отказывая.

Был ли Иосиф Виссарионович Сталин эффективным менеджером? Да, конечно! Поставьте себя на его место. Отсталая страна, мелкобуржуазные предрассудки, охватившие большую часть сельского населения. Вокруг вообще одни враги. И никто нас не любит. С тех пор и до этих. Промышленности — считай, нет. Армии современной — тоже, считай, нет. Как построить оборону, как спасти страну? Что бы вы делали на его месте? Конечно, надо только сажать, стрелять, пытать и запугивать. Русский человек, мол, не хочет работать свободно и по собственной воле. Чем его мотивировать? Где тот пряник, что вынимают до кнута? А нет его, никакого нету. Мотивация одна: убью, сука, если не сделаешь. Миллион загнобленных — туда, миллион — сюда. Какое это имеет значение пред величием Истории. Кто считал, кто вправе судить, сколь праведно великая держава делает свою великую судьбу, если она великая от Бога, а четвертому Риму не бывать? Кто ей судья? Да разве ж можно так кощунственно ставить вопрос? Никто. Молчите и внемлите. Смиритесь.

Прошлое мягко и комфортно вливается в лоно современности, украшая ее нужными событиями, фактами, трактовками. Оно нависает неумолимым напоминанием: «Никак иначе быть просто не может и не могло! Не ищите альтернатив, не путайтесь в выборе и не пытайтесь запутать других! Свободы нет. Все так! Все действительное разумно».

Или вот Мазепа. Предатель всего и вся. Нет полутонов и не должно быть. Мазепа XVIII века — это что генерал Власов середины ХХ. Кто ему там памятник ставит, подонок? Лишить визы въездной на веки веков, аминь. Как и тех, кто смеет утверждать, что от голода в начале 30-х хохлов умерло больше, чем русских. Хотя бы на одного. Да и голода никакого не было. Так, пролетарская диета. Бабы еще нарожают. И нарожали — разве нет? И узнавать тут нечего, а копаться в архивной пыли зазорно и нелояльно. Аль вы не верите на слово?

Фантазировать, впрочем, не запрещено. История это делать с собой позволяет. Благо уровень ее преподавания падает год от года, а вслед за тем падает уровень исторической науки. И она становится так называемой. В нее хлынули недоучки, непрофессионалы, сумасшедшие, возомнившие себя мессиями, закомплексованные «ботаники», ищущие отдохновения от некомфортной им реальности, шоумены, пытающиеся нажиться на распиле бабла по статье «официальный патриотизм» и исходящие из того, что истина — ничто, а надо лишь правильно угадывать эманации.

И тогда возможно всякое…

Что там было в 1612 году? Да так, «махаловка» с католиками. Кто за кого, кто чего хотел — не важно, можно даже не вешать бирок на неузнаваемых персонажей. Главное — тренд сделать «нашенскми», чтоб был понятен даже без бутылки «Клинского».
А Тарас Бульба — не более чем агент царской охранки. Он правильно настроил пацанов в пользу суверенной демократии, не то протонатовские войска ляхов надругались бы над нашими святынями. Какими? Да всеми сразу. Каковое они, кстати, было и позволили себе в 1612 году, но режиссер Хотиненко вовремя поставил барьер сему беспределу.
Александр Невский потакал, говорите, татарам, подавлял ради них народные восстания и исправно собирал дань? Да не было этого, а было лишь Ледовое побоище и псы-рыцари, ушедшие под лед. И вместе с ними все католичество с его прозелитизмом. С тех пор и до этих.

А вот вам Владимир Ульянов-Ленин, путешествующий в опломбированном германским генштабом вагоне. И напевающий: «Мы наш, мы новый мир построим, кто был ничем, тот станет всем». Заплатили в кассу денег — и нате вам октябрьский переворот с многочисленными жертвами и ускользающим в цивилизационную даль философским пароходом. Тот пароход увез весь наш смысл жизни. Обратно вернуть никак не получается, потому как растаможка «белых» вбелую не идет.

А вот Горбачев в обнимку с Ельциным за бутылкой «беленькой», обдумывающие и совершающие самую главную трагедию ХХ века — развал Советского Союза. И прошло бы все шито-крыто до самого позорного конца и растворения в вечности, да полковник Буданов помешал. Ну и другие тоже приложились. А под «историческую» косит нынче любая бредовая версия, отпечатанная большими тиражами и выставленная в разделе «беллетристика».

История населяется вымышленными персонажами, произносящими ходульные тексты на потребу дня. Может, ее, истории, уже и нет вовсе, столь она стала у нас непредсказуема? Может, она лишь то, что нынче пишется в этой самой беллетристике и показывается в блокбастерах, воплощающих в образы предэкзаменационный бред троечника? Что ж тут еще фальсифицировать, если уж в оборот вброшено такое слово — «фальсификация»? Если уж в оборот вброшена даже целая такая комиссия — по борьбе с фальсификацией.

Очевидно, людям, встающим на борьбу с этой самой фальсификацией, не только ясна полностью канва событий, но и видится рецепт исцеления — чтобы прошлое не цепляло будущее, чтобы не висело тяжким камнем на обывательской душе. Видимо, они только и понимают, во имя чего, собственно, все это было. А может, и не было ничего вовсе? Ну тогда то, чего не было, можно подвергнуть реконструкции. Легко!

И будто невдомек: а вдруг зря стараются? А вдруг не осталось уж первоосновы? А вдруг безразлично все и вся ныне живущим, вдруг не «цепляет» их ни фальсификация, ни популяризация собственного прошлого? А вдруг кругом одни Иваны, не помнящие родства?

А вдруг поиски правды (исторической) тоже бессмысленны, ибо нарушают целостность установившегося царства ежедневной лжи? А вдруг и истории никакой нет и все попытки ее фальсифицировать упираются в безысходность современного бытия? Может, люди уже просто ничего НЕ ПОМНЯТ, а просто живут сегодняшним днем, не заморачиваются прошлым, не рефлексируют по этому поводу, не извлекают уроки, не берут в пример, а также не героизируют и не проклинают? Они его просто забыли. Вернее, они на него просто забИли. Нельзя фальсифицировать то, что безразлично. Но нельзя и оправдать, приукрасить то, что безразлично. Самое главное, это все равно ничему толком не поможет — в настоящем и в будущем. И все успехи воплотятся лишь в реконструированном прошлом.