Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Король и падшая женщина

20.09.2004, 11:23

Подданные если не ликуют, то, по крайней мере, воодушевлены. Общество смотрит в будущее с нескрываемой надеждой и вот-вот войдет в состояние общенационального подъема, дабы еще теснее сплотиться вокруг своего мудрого вождя. Оный мудрый вождь и правитель, отец нации, воплощенная добродетель – он поверил в них, своих неразумных детей. Он поверил и доверил им то, что, опасаясь неизведанного, не доверял уже много десятилетий. Он позвал их на прямые и даже тайные выборы!

Правда, он пока позвал их не на все выборы, а только на самые-самые местные. Чтобы, значит, проверить, как они будут волеизъявляться на этой детской площадке, не будут ли шалить, а потом посмотреть, что можно им доверить будет еще.

Впрочем, и позвал он далеко не всех. Хотя народ все еще ждет высочайших разъяснений, но, похоже, женщины все же голосовать не будут. А вот мужчины – милости просим на выборы в ноябре половины состава муниципальных советов Королевства Саудовской Аравии. Остальную половину состава назначит сам король. Чтобы уж точно не прогадать в наше тревожное и ответственное время.

Зачем он это делает? Ведает то только Аллах. Последние местные выборы прошли в королевстве более 40 лет назад, да и то только в одном регионе – там, где расположены священные города Мекка и Медина. Все остальное время подданные нефтяного королевства преспокойно обходились без всякого – даже местного уровня – волеизъявления, упоенно молились по пять раз в день, а женщины носили чадру, как и века тому назад. Они, женщины, также не имеют права водить машину, открывать собственное дело без подписи «спонсора-мужчины» и занимать довольно большое количество рабочих должностей (прежде всего связанных с общением с мужчинами), в том числе государственных. Вообще, если тут взяться описывать все запреты, которые регулируют каждодневное поведение саудовских подданных – не только женщин, но и мужчин, – то это займет довольно много места и времени. Но и без того хорошо известно, что нефтяное королевство по политической части является едва ли не самым дремучим и мракобесным государством на свете. Что, напомним лишний раз, вовсе не мешает его подданным пребывать в счастье и благоденствии, почитая своего мудрого правителя, а также нефть, основу богатства и процветания этой упокоенной страны.

Если же в ней и находились какие-то – совершенно немногочисленные, разумеется – отщепенцы или недовольные мудрым правлением, то их тут же излавливали да и казнили без лишних слов и Советов Европы.

Была, правда, даже и одна массовая публичная акция – в 1991 году, кажется. Тогда женщины, алкающие пересесть на место водителя в мужнином «мерсе», устроили автомобильную демонстрацию прямо в центре Эр-Рияда. Власти были несколько смущены, но стрелять ни из автоматов, ни из брандспойтов не стали. Водительских прав, впрочем, тоже дамам не выписали. На том и успокоилось.

Так бы оно было всегда и во веки веков. Но мир меняется. Причем многие перемены в нем, как уже заметили в других, не обладающих богатыми нефтяными запасами странах, происходят совершенно независимо от колебаний цен ни на нефть сорта brent, ни на нефть сорта urals. А просто в силу развития человеческих мозгов и отношений.

Король Фахд, как, впрочем, и всякий вменяемый правитель любой даже самой наидемократической страны, пошел на «расширение демократии» не вдруг и не потому, что услышал во время намаза некий божественный голос, повелевающий начать избирать хотя бы половину муниципальных советов.

Король вспомнил о демократии, потому как вынужден был.

С одной стороны, давит Америка и разные западные правозащитники, понявшие, наконец, что чем мракобеснее исламский режим в странах, подобных Саудовской Аравии, тем больше шансов на появление шахидов и шахидок в самых разных и подчас неожиданных частях света и странах. И даже нефть у таких режимов становится брать все несподручнее и несподручнее. Потому как сегодня они качают, а завтра им какая фетва в голову ударит – и привет.

С другой стороны, на королевскую семью давят собственные, отечественные ортодоксы, которые считают, что режим, наоборот, недостаточно мракобесный и надобно его сделать еще более мракобесным, дабы соблюсти уж совсем все каноны ваххабизма. Эти люди в последнее время устраивают ранее немыслимые в королевстве теракты, похищают и убивают иностранцев (как исчадие ада по определению), грозят, наконец, убить саму королевскую фамилию. Последнее королю, разумеется, особенно не нравится.

Наконец, с третьей стороны, меняется само саудовское общество. Более половины его 25-миллионого населения – это люди до 18 лет. Упрощенно говоря, им два пути: либо в интернет, в глобальную и продолжающую глобализироваться экономику, к западному образованию и современной жизни и бизнесу, либо в шахиды. Шахиды нефть качать не будут. А вот те, которые «шибко умные», особенно учившиеся на Западе, стали все настойчивее требовать, чтобы с ними считались. Хотя бы на уровне муниципалитетов. То есть в обществе СОЗРЕЛО такое требование к власти. Поэтому она к нему и прислушалась.

Короче, режим понял, что если он не будет меняться, то ему конец. Собственно, в истории все перемены с любыми режимами начинаются лишь тогда, когда они начинают чувствовать, что по-старому им со страной не совладать. А иначе – нипочто не поменяются. (Впрочем, даже сам по себе факт предчувствия и неких действий под воздействием такого предчувствия еще не гарантирует спасения режиму). И демократией они будут делиться с подданными лишь тогда, когда подданные того от них потребуют. А если не потребуют – то и не будут. И прессовать подданных будут ровно до той поры, пока те будут это молча терпеть.

В этом смысле, конечно, уровень терпимости у всех разный. У американцев, скажем, один, у нас – другой, а у саудовцев – третий.

У нас, кстати, тоже тут недавно кое-что сверху «даровали». Либералы все сплошь недовольны. Говорят – узурпация и все такое прочее. По всем формальным признакам, кстати, на «все такое прочее» как раз сильно похоже. И я бы, наверное, тоже присоединился к беспокойству. Но вот что настораживает. Губернаторы, которых вроде как ущемили в их неизбывном праве общаться с избирателем и быть зависимым от него родимого, а не от строгого Кремля, все сильно устраивает вплоть до полного и самозабвенного единодушия. И как-то так сразу они все замелькали-промелькнули на телеэкранах в своем суетливом подобострастии, эти всенародно избранные тайным голосованием в своих регионах лица, что почему-то невольно родилась мысль: если всенародно ВЫБИРАЮТ такие отвратные и лживые рожи (а некоторых уже по три раза успели выбрать), то пусть уж лучше назначают. И еще как-то с печалью вспомнилось старое, но по-прежнему, похоже, верное – «самым большим европейцем в России всегда был царь». А вслед за этой мыслью тотчас промелькнула другая: что-то не видать и не слыхать ни в одном – ни самом продвинутом, ни самом замшелом и захолустном регионе – ни одного именно «народного» голоса против. Никто не вышел на улицу и не вступился ни за свое якобы неотъемлемое и конституционное право избирать себе губернатора, ни за собственно самого этого губернатора – мол, не дадим в обиду нашего дорогого Иван Иваныча или Минтимер Мугамедовича.

Значит – не жалко! Значит – не хотят!

Ни иванычей с мугамедовичами, ни собственных якобы неотъемлемых прав. Так, почему, спрашивается, кто-то должен драть глотку и пачкать бумагу ради требований таковые права непременно предоставить сверху? И почему это (в смысле – демократия) вообще должно быть предоставлено сверху? А поскольку внизу брать все это, как говорится, «в лом», то еще и навязать. А не бывает так. Потому что – не работает.

Сильно мне понравилось одно недавнее сочное определение нашего президента. Он, когда говорил об отношении государства и прессы, образно описал это примерно так: мол, это как отношения мужчины и порядочной женщины – тот всегда хочет, а она, значит, если порядочная, должна всегда сопротивляться. Собственно, так и с демократией для отечественного населения: «порядочная женщина» должна сопротивляться. А если она не сопротивляется, а «дает» всегда, значит, она женщина не порядочная, а падшая, по-нашему – б..дь.

И кого ж тут защищать прикажете?