Жизнь или смерть? Куда исчез преднизолон

По всей России срываются закупки препарата преднизолон

,
У вас аллергия? Не дай бог, анафилактический шок? Ревматоидный артрит? Лимфома Ходжкина? И вам нужен преднизолон? У нас печальные новости — этого лекарства нет в аптеках, закупки для больниц и льготников срываются одна за одной. Чиновники говорят, что таблетки и раствор есть, а дистрибуторы, аптеки и пациенты — что нет. Преднизолон Шредингера какой-то.

В России один за одним признаются не состоявшимися закупки преднизолона в таблетках и инъекциях — препарат приобретают для больниц, а также льготных категорий граждан, в числе которых дети до трех лет. В сентябре обычно проводятся закупки на следующий квартал. Эти тендеры копеечные.

Тенденция угрожает не просто здоровью, в случае со станциями скорой помощи — жизни людей. В госзакупках переориентироваться на другие препараты крайне сложно — деньги выделены на год — и покупка других лекарств может быть сочтена как нецелевое расходование средств. К тому же преднизолон самый дешевый. Это его и подвело.

«Газета.Ru» изучила закупки за последние дни сентября. Например, на госзакупку преднизолона в таблетках для нужд министерства здравоохранения Саратовской области не подана ни одна заявка. Планировалось купить 145,9 тыс. таблеток за 180 916 руб. В конкурсной документации указаны и зарегистрированные предельные цены: 22,83 руб. за 60 таблеток от «Биосинтеза», 56 руб. – за 100 таблеток от индийской «Симпекс Фарма» и 75 руб. за 100 таблеток от «Гедеон Рихтер».

Никто не заинтересовался и закупкой таблеток для Клинического кожвендиспансера минздрава Краснодарского края, краевой детской больницы Пермского края (в тендере было несколько наименований лекарств) и льготников Челябинской области.

Аналогичным образом обстоят дела с раствором преднизолона, который в том числе используется при анафилактических шоках. Никто не подал заявки на поставку раствора преднизолона для Северной клинической больницы скорой медпомощи (Кировская область) на 59,9 тыс. руб., Комсомольской межрайонной больницы (Хабаровский край) на 71 967 руб., Невельской межрайонной больницы на 43,95 тыс. руб. (это 3050 шт.).

Раствор не смогли купить также Новосибирская клиническая туберкулезная больница, Ивановский областной онкодиспансер, Саратовская городская клиническая больница №2 и Костромская областная станции скорой медицинской помощи и медицины катастроф (закупка была соединена с другими лекарствами). Ни таблетки, ни раствор не смогла на сентябрьском тендере приобрести московская городская больница №31, не подано заявок и на раствор для Станции скорой помощи имени А.С.Пучкова в Москве. Конкурсное агентство Калининградской области в начале сентября не смогло купить ни таблетки, ни раствор для нескольких учреждений.

Повышение цены заказчиками до установленной государством максимальной результатов не дает. Преднизолон в больницы везти никто не хочет. Хоть по 8, хоть по 11 рублей за ампулу.

Пациенты (если им повезло быть в сознании и с деньгами) могли бы, конечно, купить лекарство сами в аптеках. Но в аптеках преднизолон в таблетках и инъекциях практически отсутствует — по всей стране.

Россияне бьют тревогу уже давно. Лекарство для аллергиков крайне важное и при этом дешевое — пачка таблеток стоит в районе 100 рублей.

«У меня осталось таблеток только на неделю, и что делать дальше, я не знаю. Обошла и обзвонила множество аптек города — нигде его нет, а без него я просто загнусь», — рассказывала в начале августа порталу «OrenDay» жительница Оренбурга, страдающая от боли в суставах.

При резком прекращении приема преднизолона развивается так называемый синдром отмены — это нарушение функции надпочечников, резкое снижение артериального давления, тахикардия, боли в животе, рвота, и, кроме того, обострение основного заболевания.

Поиски препарата в интернете по аптечным базам ни к чему не приводят. Везде можно встретить только грустное «товара нет в наличии».

Острую нехватку препарата в аптеках не скрывают.

«С преднизолоном в таблетках и в форме раствора для инъекций действительно есть проблемы — препарат на текущий момент отсутствует на складах дистрибьюторов, в том числе в московском регионе. При этом преднизолон в лекарственных формах для наружного применения поступает бесперебойно», — рассказали «Газете.Ru» в аптечной сети АСНА.

Никакой официальной информации со стороны Росздравнадзора по поводу прекращения поставок препарата не было. В ведомстве на запрос «Газеты.Ru» не ответили. В Миндраве ничего выяснить не удалось — там кивают на Росздравнадзор.

В Росздравнадзоре в начале сентября отчитались о ситуации с преднизолоном в таблетках и рассказали, что препарат поступил в обращение на территории РФ в 2019 году в объеме более 909 тыс. упаковок производства АО «Гедеон Рихтер Рус», а также более 84 тыс. упаковок производства ОАО «Уралбиофарм», Россия. Раствор для внутривенного и внутримышечного введения поступил в объеме более 2,3 млн упаковок. По всей видимости, эти партии (если они были) уже давно раскупили.

У нас для вас еще одна печальная новость — о потребности россиян в лекарствах чиновники от здравоохранения не знают.

Участники рынка же говорят, что единственным поставщиком таблеток в России является «Гедеон Рихтер». По данным официальных источников, на данный момент держателей аналогичных регистрационных удостоверений еще 10 — как иностранных, так и российских производителей.

«Однако сегодня мы являемся по сути единственным действующим производителем преднизолона 5 мг в таблетках для нужд российских пациентов. Лекарство бесперебойно поставляется непосредственно с завода «Гедеон Рихтер-Рус» национальным дистрибьюторам», — говорится в ответе компании.

Там рассказали, что в 2016 году на рынке уже возникала ситуация с дефицитом этого препарата в России. «Гедеон Рихтер» тогда вдвое увеличила производство преднизолона и с тех пор производит «максимально возможные объемы таблеток,

но тем не менее не в состоянии обеспечить 100% потребностей рынка».

Необходимость в лекарстве гораздо больше, чем может удовлетворить одна фармацевтическая компания, подчеркивают в «Гедеон Рихтер». Поэтому другие производители должны рассмотреть возможность возобновить производство препарата.

В дистрибьюторе «Профит Мед» подтвердили, что производством занимается «Гедеон Рихтер», а «другие зарегистрированные в реестре лекарственных препаратов производители его не делают давно».

Ситуация с раствором еще хуже.

«Преднизолон в ампулах в последний год поступал только из Индии под брендом преднизолон-эльфа 3% 1 мл № 3, и его не будет до ноября — так сообщил производитель», — рассказали в «Профит Мед».

В Минпромторге, однако, «Газете.Ru» говорят, что производителей два — как и в прошлом году. Причем, вторым является не упомянутый Росздравнадзором «Уралбиофарм», а «Биосинтез». В этих двух компаниях комментариев не дали. Дилеры, напомним, говорят, что они сейчас не производят преднизолон вообще. Одной из причин остановки производства ранее называлась нерентабельность — цены государство устанавливает низкие, а субстанции для него дорожают.

«В первом полугодии 2019 года производство также осуществлялось на указанных двух площадках, и общий объем производства лекарственного препарата в лекарственной форме таблетки составил 258,6 тыс. упаковок в натуральном выражении и 14,37 млн рублей в стоимостном», — рассказали в Минпромторге.

Следите за руками: в Росздравнадзоре говорили об 1 млн упаковок, поступивших в обращение в 2019 году. 1 млн упаковок или 300 тысяч — большая разница.

Кстати, в компании «Гедеон Рихтер» количество произведенных упаковок не уточнили.

До сих пор остается загадкой, сколько таблеток произведено и главное — где они?

Ранее стало известно, что госзакупки жизненно важных лекарств массово срываются по всей стране — около 30% тендеров не состоялись. За первые шесть месяцев 2019 года в России осталось без заявок почти 47 тыс. тендеров госучреждений на закупку лекарств. Что касается преднизолона, сорвано 74% тендеров.

В условиях профицита бюджета «деньги есть», как и необходимость предпринимать срочные меры, сказал «Газете.Ru» бывший главный санитарный врач, депутат Госдумы Геннадий Онищенко.

«Есть необходимость восстановления отечественного производства, поскольку во многом мы зависимы от импорта. Когда-то мы построили венграм и чехам фармацевтическую промышленность, а то, что было у нас, мы развалили», — сказал он.

Сама же закупка лекарств «должна идти перманентно», отметил Онищенко.

«Можно плюс-минус год школу не строить, а с лекарствами стоит знак равенства жизни или смерти, как в случае с преднизолоном», — указал он.