Как у Мавроди: почему банкиры обыграли футболистов

Футболисты подали иск к МВД по делу хищений из банка «Замоскворецкий»

,
Бывшие звезды российского футбола, в том числе Евгений Алдонин, в прошлом муж Юлии Началовой, не могут получить свои сбережения, зависшие в банке «Замоскворецкий». Банк сумел обыграть и футболистов и ЦБ, работая по принципу финансовой пирамиды. Звездам футбола банк выплачивал космические проценты, пока не стал банкротом. Остатки средств были похищены. А МВД затянуло расследование и теперь должно выступить ответчиком. Эксперты отмечают креативность бывших футболистов, но игру со сборной МВД они, скорее всего, проиграют.

В понедельник, 2 сентября, стало известно, что главный тренер московского «Динамо» Дмитрий Хохлов вместе с тремя экс-футболистами сборной России подали иск к МВД РФ. Они обвиняют министерство в бездействии следователей, безрезультатно расследовавших банкротство банка «Замоскворецкий».

За пять лет расследования, как утверждают истцы, не было проведено почерковедческих экспертиз документов, по которым деньги выводились из банка, не были даже допрошены сотрудники кредитного учреждения, причастность которых к этим операциям была выявлена.

Счета спортсменов в этом банке, как выяснилось, оказались пустыми. Более того, в банке утверждали, что вложенные ими доллары якобы по их же требованию переведена в рубли и уже выданы на руки.
По иску Хохлова было возбуждено уголовное дело по ч. 4 ст. 159 УК РФ «Мошенничество в особо крупном размере». Но, по словам Хохлова, за пять лет следствие не продвинулось ни на шаг.

«Иск поступил еще 27 августа. Истцами числятся Хохлов, а также бывшие футболисты сборной РФ Юрий Никифоров, Дмитрий Кириченко и Андрей Каряка. Ответчиком выступает МВД РФ. Истцы требуют возместить ущерб от незаконных, по их мнению, действий органов следствия этого министерства», — заявили ТАСС в суде.

Дело в том, что в этом банке пропали их сбережения, по нескольку десятку миллионов рублей у каждого.

Причем в пострадавших числятся едва ли не вся бывшая сборная по футболу, включая тренера. Сейчас известно, что иски уже подали, как минимум, семь человек. Ранее с подобным иском к МВД обратился экс-игрок московского ЦСКА сборной России Евгений Алдонин.

Банкиры перевели доллары в рубли и рассовали по карманам

Эта история имела для каждого из бывших спортсменов один и тот же сюжет. Евгений Алдонин, до которого дозвонилась «Газета. Ru», порекомендовал обратиться к его адвокату. Как ранее сообщал «Коммерсант», экс-футболист Алдонин потребовал компенсацию за моральный ущерб в размере 47,3 млн рублей за ошибки следствия, которое занимается делом о хищении его средств в «Замоскворецком».

В 2013 году Алдонин попытался перевести на свой счет в банке $1,5 млн, однако во время операции часть денег пришла третьему лицу, а часть якобы самому футболисту. Спустя год банк и вовсе лишился лицензии.

«Раз следствие не захотело взыскать ее с обвиняемого, то по закону мы можем взыскать ее с государства в лице МВД. Сумма в 47,3 млн соответствует действительности…Денежные средства были похищены работниками банка, а подписи вкладчика были подделаны. Все было сделано так, будто они сами получили деньги, но экспертиза показала, что подписи не соответствовали подписям моих доверителей», — обозначал позицию представитель футболиста. Как считает Алдонин, следствие утратило важные улики по делу и дало возможность подозреваемым в хищении вывести активы.

Ранее Алдонин взыскал 700 тысяч рублей с Агентства по страхованию вкладов,

В свою очередь бывший лучший бомбардир клуба «Крылья Советов» Андрей Каряка так отреагировал на вопрос «Газеты.Ru», почему он доверил свои сбережения малоизвестному банку. Раньше он хранил их в одном из госбанков.

«Хороший вопрос!», — задумчиво отвеитл экс-футболист. И честно признался, что ему и другим его коллегам этот банк «посоветовал» один из хороших знакомых. «Он говорил, что в этом банке все будет под контролем, там надежно. Мы же в то время чуть ли не каждый день узнавали, что много проблемных банков, у них отзываются лицензии», — пояснял Каряка.

Кроме того, в этом банке ему обещали проценты по вкладу примерно в два раза выше, чем у других кредитных организаций. «И действительно, сначала все шло хорошо, примерно полгода я получал хорошие проценты», — сказал Каряка, уточнив, что в «Замоскворецком» у него зависла «приличная сумма».

Известно, что Хохлов требует 28,7 млн рублей или $905 тыс. в качестве компенсации за пятилетнее бездействие следователей. В мае 2013 года Хохлов перечислил в банк именно доллары.

Среди тех, кто держал свои сбережения в «Замоскворецком», были также Дмитрий Сычев, и Ролан Гусев.

Суммарный ущерб, нанесенный все бывшим футболистам, оценивался $12 млн.

Как ранее сообщали СМИ, всех спортсменов в 2011 году привел в банк известный футболист Руслан Пименов, лично знакомый с руководством банка. Финансисты обещали звездным клиентам космические проценты по вкладам — до 40% годовых. Успешный бизнес, как потом выяснилось, строился по приницпу финансовой пирамиды. Как у Мавроди. Проценты по выплатам обеспечивались банком за счет привлечения средств новых клиентов.

Под именем Аума Пуруши

Председатель правления банка-банкрота и его совладелец Илья Бударин, как стало известно, сменил паспорт и стал Аумом Пурушей. Под этим именем он был приговорен к трем с половиной годам колонии. Причем потерпевшим были признаны не футболисты, а АСВ – Агентство по страхованию вкладов.

«Газета.Ru» обратилась к ЦБ РФ и АСВ с вопросом, как так получилось, что банк «Замоскворецкий» фактически работал как финансовая пирамида, выплачивая вкладчикам бешеные проценты за счет привлечения новых вкладчиков, но аномальная ситуация не была замечена. Если бы не форс-мажор 2014 года. Банк стал банкротом только в 2014-м, когда Крым присоединили к России, Запад ввел экономические санкции и резко обвалился рубль, отпущенный Центробанком в свободное плавание.

Как пояснили в пресс-службе ЦБ РФ, расследование хищений — в компетенции МВД. Но еще в октябре 2014 года ЦБ отмечал, что после отзыва у банка «Замоскворецкий» лицензии временная администрация по управлению ОАО МКБ «Замоскворецкий», назначенная приказом Банка России, «с первого дня осуществления своих функций столкнулась с фактами воспрепятствования ее деятельности».

Руководство «Замоскворецкого» не передало кредитные договора и правоустанавливающие документы на здание и землю, числящиеся на балансе банка, общей стоимостью 828,4 млн. рублей, что может свидетельствовать о попытке сокрытия документарного подтверждения фактов вывода из банка активов. «Кроме того, временная администрация установила, что в период фактической неплатежеспособности банк осуществил сделки на сумму 557,1 млн. рублей по неправомерному удовлетворению имущественных требований отдельных кредиторов (в том числе акционеров банка) за счет имущества банка заведомо в ущерб другим кредиторам», — пояснили в ЦБ.

В результате проведенного временной администрацией обследования установлено, что стоимость имущества банка не превышает 1,713 млрд. рублей, при величине обязательств в 2,624 млрд. рублей. В связи с этим, Арбитражный суд г. Москвы 13 августа 2014 года принял решение о признании банка банкротом и об открытии в отношении него конкурсного производства. Конкурсным управляющим утверждена государственная корпорация «Агентство по страхованию вкладов».

Информация об осуществленных бывшими руководителями и собственниками «Замоскворецкого» финансовых операциях, имеющих признаки уголовно наказуемых деяний, направлена Банком России в Генеральную прокуратуру РФ и МВД РФ.

В АСВ пояснили, что сами являются пострадавшей стороной и также не имеют возможности влиять на следственные органы.

Пострадали по-знакомству

Случай с этим банком на слуху, поскольку в него вложились известные футболисты и тренеры. Но такие случаи не редкость, отмечает генеральный директор аналитического агентства «БизнесДром» Павел Самиев. «Одна из проблем, почему такие банки вообще существовали, - это рисование отчетности. Сейчас в результате чистки банковского сектора со стороны ЦБ с этим стало гораздо сложнее»,— говорит Самиев.

Маловероятно, чтобы состоятельные вкладчики сейчас так доверчиво будут вкладывать свои деньги. «Только если те, кто был аффилирован с акционером»,

— уточняет Самиев.

Отсутствие результатов расследования вряд ли может быть основанием для взыскания с правоохранительных органов похищенных средств. Тем более, что конкретные нарушения следователей в рамках уголовного дела, насколько мы понимаем, не были установлены (и вряд ли это будет сделано сейчас в рамках гражданского судопроизводства). «Но юридическую креативность истцов нельзя не отметить», — сказал Дмитрий Константинов, советник, руководитель практики банкротства и финансовой реструктуризации международной юридической фирмы «Ильяшев и партнеры»

Вряд ли будет создан весьма опасный прецедент, когда из-за бездействия следователей имущественные потери потерпевшей стороны будут взысканы за счет бюджета, отмечает Денис Фролов, руководитель коммерческой практики юридической компании BMS Law Firm.

«Также стоит помнить, что следователь, согласно уголовно-процессуальному закону, является независимой фигурой, и именно следователь определяет, каким образом будет расследоваться уголовное дело. У потерпевшего и его адвоката есть определенные механизмы воздействия на этот процесс, но они незначительные и не являются обязательными для следователя», — говорит эксперт.