Пенсионный советник
Шантаж транзитом: «Нафтогаз» повысит «Газпрому» тарифы

«Нафтогаз» пригрозил «Газпрому» повышением тарифа на транзит‍

«Нафтогаз Украины» намерен поднять тариф на транзит российского газа через украинскую газотранспортную систему уже в этом году. Сохранить текущие условия он готов, только если «Газпром» в следующие десять лет будет прокачивать через украинскую трубу на 20% больше, чем сейчас. Эксперты полагают, что требования «Нафтогаза» имеют мало общего с реальностью и выглядят скорее как политически популизм, чем как готовность к серьезным переговорам.

«Нафтогаз Украины» поднимает ставки в споре с «Газпромом». На сей раз в качестве аргумента украинская сторона использует тариф на прокачку российского газа через свою газотранспортную систему (ГТС). «Нафтогаз» предлагает сохранить его на текущем уровне в 2020-2028 гг., если «Газпром» обязуется прокачивать в год через украинскую трубу не менее 110 млрд кубометров.

Реклама

Письмо с соответствующими предложениями направил зампреду правления «Газпрома» Александру Медведеву коммерческий директор «Нафтогаза» Юрий Витренко, сообщил «Коммерсант» со ссылкой на собственные источники. В «Нафтогазе» не смогли оперативно официально прокомментировать эту информацию.

В настоящее время потребности «Газпрома» в украинском транзите значительно меньше заявленных. По итогам 2017 года транзит российского газа через Украину составил 93,5 млрд кубометров, в 2016 году — 82,2 млрд кубов, в предыдущие годы — еще меньше.

По данным издания, «Нафтогаз» предлагает «Газпрому» либо самостоятельное бронирование мощностей ГТС Украины, либо их бронирование клиентами «Газпрома». Фактически это означает сдачу газа «Газпромом» на восточной границе Украины. Концерн это не устраивает, он считает, что газ должен оставаться российским на протяжении всего пути через украинскую территорию.

Еще один вариант — продажа газа на восточной границе Украины с обратной покупкой этого объема на западной, так называемый газовый своп. В этом случае плата за транзит будет оформлена как маржа между сделками.

Кроме того, «Нафтогаз» настаивает на повышении тарифа на прокачку российского газа уже в 2018–2019 гг, полагая, что текущий размер платы за транзит сильно занижен.

Украинская сторона апеллирует в этом требовании к решению Стокгольмского арбитража по транзитному спору. В феврале суд постановил, что «Газпром» должен соблюдать контрактные обязательства по транзиту в полном объеме и выплатить «Нафтогазу» «транзитные» $4,63 млрд (с учетом зачета по предыдущему решению по поставкам, сумма была снижена до $2,56 млрд). «Газпром» решения Стокгольма оспорил, а также подал иск о расторжении действующих контрактов на поставку и транзит.

По расчетам «Нафтогаза», поскольку прокачка осуществляется в меньших объемах, то чтобы получить с «Газпрома» максимум, надо поднять тариф на треть. Уведомление об этом было отправлено в «Газпром» еще 13 марта.

Поднять тариф в одностороннем порядке Украина теоретически может, отмечает аналитик Энергетического центра бизнес-школы «Сколково» Александр Собко.

«Но что дальше? «Газпром» будет в любом случае платить по старому тарифу. Транзит не прекратится, но «Нафтогаз» будет учитывать новый (как он считает) долг со стороны «Газпрома». Далее — теоретически новый арбитраж, но его исход будет не в пользу «Нафтогаза», т.к. даже недавнее, невыгодное для «Газпрома» решение Стокгольмского арбитража в части тарифов все оставило в рамках действующего контракта», — поясняет аналитик.

В этих условиях сторонам предстоит также договариваться о новом контракте на транзит — после 2019 года. Глава «Газпрома» Алексей Миллер уже заявлял, что транзит через ГТС Украины после 2019 года может сохраниться на уровне 10-15 млрд кубометров газа в год, если украинская сторона «обоснует его экономическую эффективность».

Сейчас основной торг идет как раз о том, что будет после 2019 года, отмечает Собко. В этом контексте сделанный со стороны «Нафтогаза» шаг объясним — в условиях начала глобального торга по условиям и объемам транзита нужно просить по максимуму, отмечает аналитик.

Однако велика вероятность, что в Европе реакция на эти требования будет обратной. При этом, по словам Собко, для европейских импортеров газа мало что изменится, т.к. в контрактной цене есть привязка к ценам на нефть или биржевым ценам, но нет компоненты, связанной с расходами на транспортировку, которая является проблемой «Газпрома».

Все происходящее больше похоже не столько на принуждение, сколько на попытку создать шум вокруг всей истории с обсуждением новых контрактов и показать всему миру, а особенно украинцам, что власть сильна и ведет переговоры с российской компанией не то что на равных, а даже с позиции силы, рассуждает управляющий партнер HEADS Consulting Александр Базыкин.

Со стороны это выглядит скорее фарсом, равно как и обещания обратиться в суд с требованием компенсировать инвестиции в развитие украинской ГТС на сумму $11 млрд, добавляет эксперт.

Если очистить ситуацию от политической популистской шелухи, то станет очевидно, что и «Газпрому», и европейским потребителям украинский транзит нужен в лучшем случае до 2021 года, когда в полную мощность заработают «Северный поток — 2» и «Турецкий поток», после этого объемы прокачки будут, скорее всего, символические, исключительно потому что так захотела Еврокомиссия, подчеркивает Базыкин.

В последнее время такой «шелухи» становится все больше. Так, Украина на этой неделе заявила о начале принудительного взыскания с «Газпрома» $2,6 млрд по решению Стокгольмского арбитража (которое «Газпром» сейчас оспаривает). Так, швейцарские приставы провели опись в офисе Nord Stream 2, а 30 мая было начато обременение акций и других активов «Газпрома» в странах Европы, в частности в Швейцарии, Великобритании, Нидерландах.