Засуженный «Юлмарт»

В суде рассматривается иск о признании «Юлмарт» банкротом

Сергей Коньков/ТАСС

В арбитражном суде Санкт-Петербурга рассмотрят иск о признании интернет-ритейлера «Юлмарт» банкротом. Подал его Олег Морозов, бывший партнер Дмитрия Костыгина, одного из совладельцев компании. Возможно, с помощью банкротства компания хочет избежать выплаты долгов перед банками, отмечают эксперты. По предварительным оценкам они составляют около 4 млрд рублей.

В Арбитражном суде Санкт-Петербурга и Ленинградской области началось рассмотрение заявления Олега Морозова о признании компании «Юлмарт» банкротом, на днях состоялось судебное заседание, рассмотрение перенесено на 13 июля. Иск был подан еще в ноябре Олегом Морозовым, что стало большим сюрпризом для партнеров, кредиторов и контрагентов компании. Оказалось, что, выдав долг своей компании (250 млн рублей), совладелец «Юлмарт» Дмитрий Костыгин передал права требования по нему Олегу Морозову. Впоследствии подтвердилась информация о связи двух предпринимателей. Агентство RNS цитировало слова самого Дмитрий Костыгин, который заявил, что он «знаком с Олегом Морозовым и раньше являлся его партнером по другим проектам». Смольнинский районный суд Санкт-Петербурга ранее признал незаконной продажу Дмитрием Костыгиным долга «Юлмарта» Олегу Морозову, отметив, что

единственной целью сделки между Костыгиным и Морозовым была дальнейшая подача в суд заявления о банкротстве.

Реклама

Из решения суда, вынесенного в середине апреля, стало известно, что Морозов купил долг «Юлмарта» у Костыгина в рассрочку, заплатить за покупку он может через два года. Интересно также, что Дмитрий Костыгин, видимо, очень доверяет своему другу и его возможности расплатиться за покупку, потому что, согласно материалам суда, годовой доход Морозова составляет всего лишь 42 тыс. рублей. Сделка должны быть возмездной и выгодной для ее сторон, а не преследовать цели причинения вреда третьей стороне, как в данном случае, отмечается в материалах суда.

Дмитрий Костыгин и его партнер Август Мейер владеют совокупно 61,5% акций головной структуры «Юлмарта» Ulmart Holding Limited, у компании Михаила Васинкевича — 38,5%.

Конфликт между акционерами разгорелся в 2016 году после оценки последствий кризиса для компании.

К тому моменту компания не показывала тот рост, на который рассчитывали акционеры, и успела набрать долгов.

Как пишет Forbes со ссылкой на Михаила Васинкевича, с конца 2013 года стало понятно, что «Юлмарт» может выйти на оборот $1 млрд и стать федеральным проектом. Однако из-за ухудшения конъюнктуры рынка бизнес компании в 2015 году сильно просел. Так, выручка интернет-ритейлера «Юлмарт», по итогам 2015 года выросла на 4,5% по сравнению с показателем предыдущего года — до 62,7 млрд рублей. Между тем в начале 2015 года Дмитрий Костыгин говорил об ожидании выручки компании на уровне 100 млрд рублей. Как пишет Forbes, к февралю 2016 года обязательства «Юлмарт» перед поставщиками достигли 6 млрд рублей. При этом на критику стратегии компании Дмитрий Костыгин предложил партнерам подумать о докапитализации компании, вложив в нее около 2 млрд рублей. Михаил Васинкевич предложения не оценил. Как заявил Дмитрий Костыгин в интервью «Секрету фирмы», Васинкевич «судорожно бегает по рынку, всем предлагает купить свой пакет».

Однако покупателей найти не удалось. По информации СМИ, предложение статья инвесторами «Юлмарт» поступали к АФК «Система», Alibaba Group, Михаилу Гуцириеву. Возможные участники сделки отказались ее комментировать. Только Михаил Гуцириев в интервью Forbes подтвердил, что рассматривал возможность инвестиций в компанию, но решил, что «не готов инвестировать средства под несколько складов и идею «Юлмарта».

Долги компании только перед банками оценивались на конец прошлого года в 4 млрд рублей. Среди кредиторов компании — Сбербанк, «Уралсиб», ВТБ, Газпромбанк, «Глобэкс», банк «Санкт-Петербург».

«Наша основная цель при работе с проблемной задолженностью «Юлмарт» – это возврат кредитных средств банка. Мы намерены добиваться возврата долга всеми доступными методами в соответствии с законодательством», — прокомментировали ситуацию в банке ВТБ.

«Задолженность «Юлмарт» пока не погашена, сроки пропущены. Банк вынужден защищать свои права и обратиться в арбитражный суд», — сказали в банке Уралсиб.

«Пока для нас этот проект остается проблемным, но достижение договоренностей вероятно. Все зависит от готовности акционеров «Юлмарта» предоставить приемлемые гарантии по долгам», — заявили «Газете.Ru» в пресс-службе Сбербанка.

Кроме обязательств перед банками, у «Юлмарт» долги перед контрагентами. Согласно материалам решения Арбитражного суда Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 18 ноября 2016 года, непогашенная кредиторская задолженность перед поставщиками и подрядчиками компании оценивается в более чем 12 млрд рублей.

«Как следует из Картотеки арбитражных дел, поданы также заявления о вступлении в дело о банкротстве со стороны ООО «Консультационная группа «Санация», компании БЭП, которые купили как и Морозов права требования к Юлмарту у Дмитрия Костыгина, и банка Уралсиб. Если во введении процедуры по заявлению первого кредитора будет отказано, то суд перейдет к рассмотрению заявлений кредиторов, которые были поданы после. Не исключено, что, чтобы не потерять компанию, будет найден компромисс между должником и кредитором», — комментирует партнер юридического бюро «Падва и Эпштейн» Павел Герасимов.

По словам партнера адвокатского бюро A2 Михаила Александрова, банки редко используют заявление о банкротстве как способ давления, поскольку по компании-банкроту приходится создавать 100% резервы, что уже «давит» на капитал кредитной организации. С ним соглашается и исполнительный директор HEADS Consulting Никита Куликов. По словам юриста, банку, как правило, выгоднее пойти на реструктуризацию долга и позволить менеджменту исправить ситуацию.

Зато, похоже, угроза банкротства выгодна совладельцу компании. Как признавался Дмитрий Костыгин в интервью «Секрету фирмы», финансовое оздоровление ритейлера и сохранение бизнеса на фоне акционерного конфликта возможно при вводе процедуры наблюдения, являющейся одной из процедур банкротства.

«Банкротство — инструмент тонкой настройки. В умелых руках он может превратиться в эффективное средство урегулирование конфликтов, в том числе и корпоративных. Однако важно понимать, что в российских реалиях в 90% случаев возбуждение банкротства приводит к распродаже имущества предприятия и его ликвидации. Кредиторы при этом, как правило, получают лишь несколько копеек на один рубль долга. Этот институт является своего рода ящиком Пандоры, открытие которого может привести к необратимым последствиям для как для самого бизнеса, так и заинтересованных участников спорной ситуации», — резюмирует Илья Сорокин, старший юрист BGP Litigation.

При этом преднамеренное банкротство является уголовным преступлением. Эксперты отмечают, что если банкротство в «Юлмарте» будет введено по заявлению Олега Морозова, не исключено, в дальнейшем будет поставлен вопрос, молжно ли в данном случае говорить о неправомерных действиях и преднамеренном банкротстве. Павел Шмырев, партнер BSR Partners, отмечает, что ситуцаия с инициированием банкротства «Юлмарота» после уступки прав требований от Костыгинак Морозову, действительно, вызывает вопросы об истинных целях сделки, с учетом того, как действовал Морозов после приобретения прав требований к «Юлмарт».

«После завершения акционерного конфликта компании удалось договориться с рядом крупнейших кредиторов об урегулировании долговых обязательств, — заявили в пресс-службе «Юлмарта». — Несмотря на то, что Сбербанк на данный момент в их число не входит, мы не планируем приостанавливать переговоры.

Уверены, личные действия некоторых сотрудников банка не отражают реальной позиции кредитора. Надеемся, что нам уже в ближайшее время удастся достичь консенсуса, руководство компании продолжит делать для этого всё возможное».