Пенсионный советник

«Из стран ОПЕК звучит много откровенной лжи»

К соглашению об ограничении нефтедобычи присоединятся Норвегия, Египет и Туркмения

Ramzi Boudina/Reuters

Норвегия, Египет и Туркмения готовы сократить добычу нефти, присоединившись к соглашению ОПЕК и независимых производителей. Реальное влияние может оказать только участие Норвегии, так как добыча двух других стран слишком незначительна. Впрочем, эксперты вообще сомневаются в том, что список участников соглашения может расшириться, — по их словам, с самого начала в теме сокращения добычи было слишком много словесных интервенций и откровенной лжи.

К соглашению о сокращении добычи нефти могут присоединиться Норвегия, Египет и Туркмения. Об этом во вторник сообщает Reuters со ссылкой на министра нефти Кувейта Иссама аль-Марзука.

В частности сообщается, что глава минэнерго Саудовской Аравии Халид аль-Фалих провел встречу с представителями стран — потенциальных участниц соглашения, и они выразили готовность к сотрудничеству.

Ранее аль-Фалих говорил, что присоединение к соглашению ОПЕК о снижении добычи на срок в девять месяцев нескольких малых производителей может способствовать сокращению мировых запасов нефти.

Норвегия еще в конце прошлого года выражала публичную поддержку идеи снижения добычи. В начале 2017 года генсек ОПЕК Мохаммед Баркиндо говорил о возможном присоединении к соглашению Египта. Позднее СМИ со ссылкой на источники сообщали, что может присоединиться и Туркмения.

Глава российского Минэнерго Александр Новак неделю назад говорил, что к соглашению могут присоединиться сразу пять новых участников, однако их не назвал, заявив лишь, что все они — «известные экспортеры».

Реклама

Гендиректор «ИнфоТЭК-Терминал» Рустам Танкаев говорит, что какое-то влияние на мировой рынок может оказать только Норвегия. «Египет добывает около 27 млн тонн сырой нефти в год (около 0,54 млн баррелей в день), но при этом потребляет 37 млн тонн нефтепродуктов, — рассказывает эксперт. — Нефтепродукты приходится импортировать, причем их потребление в Египте растет, так что сокращение добычи нефти для этой страны совершенно нереально».

Туркменистан, по словам Танкаева, в прошлом году добыл около 13 млн тонн, то есть суточная добыча составила порядка 0,26 млн баррелей.

В соглашении, заключенном в ноябре 2016 года, наибольшее сокращение (496 тыс. барр./сутки) обязалась обеспечить Саудовская Аравия, что составило около 4,6% от общей добычи страны. Таким образом, аналогичное сокращение производства в случае с Туркменией даст лишь около 12 тыс. баррелей в день. При том, что превышение предложения над спросом на мировом рынке на данный момент оценивается примерно в 1 млн барр./сутки.

А вот Норвегия, по данным ОПЕК, в первом квартале добывала около 2,09 млн барр./сутки. Причем явственно прослеживается тенденция к росту производства, так как в марте добыча была зафиксирована на уровне 2,15 млн баррелей в сутки. По словам Рустама Танкаева, Норвегия медленно, но верно увеличивает добычу на протяжении уже нескольких лет.

Если исходить из тех же 4,6%, присоединение Норвегии к соглашению может снизить мировую добычу почти на 100 тыс. баррелей в сутки.

Страны ОПЕК и независимые производители должны встретиться 25 мая в Вене, чтобы принять решение о пролонгации соглашения о сокращении производства нефти. После неоднократных заявлений как лидеров ОПЕК, так и таких крупнейших производителей, как Россия, о необходимости продления соглашения сама по себе пролонгация сомнений не вызывает. Но остается вопрос, в каком именно виде продолжится сотрудничество.

В последнее время все чаще сообщается, что соглашение может быть продлено не на шесть, а на девять месяцев. Но, как заявил во вторник аль-Марзук, не все нефтедобытчики готовы на это согласиться.

Кроме того, речь не идет об увеличении объемов сокращения. «В более резком сокращении добычи сейчас нет необходимости», — цитирует кувейтского министра Bloomberg.

Ранее лидер мирового нефтетрейдинга Vitol заявлял, что все соглашения об ограничении добычи не имеют смысла, пока к ним не присоединятся Китай, Индия, а главное — США. Связано это с тем, что как только нефтяные котировки начинают расти, в Штатах начинает увеличиваться добыча, так как американская нефтяная отрасль способна практически моментально реагировать на изменения конъюнктуры. Рост добычи в Америке в свою очередь начинает давить на цены. В результате получается, что цены не растут, а компании, сокращая добычу, теряют доход.

Партнер компании Rusenergy Михаил Крутихин говорит, что с самого начала по теме делается слишком много словесных интервенций, не подкрепленных фактами. «И много звучит откровенной лжи, особенно от стран ОПЕК», — отмечает эксперт.

Так, например, еще в начале прошлого года Иран заявлял, что поддерживает идею тогда еще просто заморозки добычи, но потом начал требовать для себя преференций, а на апрельской встрече в катарской Дохе, где должно было быть заключено соглашение, иранцы просто не появились. Ливия, которая была исключена из ноябрьского соглашения, резко нарастила добычу. Ирак, с одной стороны, говорит, что соблюдает договоренности, а с другой — планирует нарастить производство до 5 млн баррелей в сутки.

«Также и Россия заявляет о соблюдении соглашения и необходимости его продления, но при этом обещает в 2017 году установить рекорд добычи», — указывает Крутихин. О рекорде (549 млн тонн) в середине апреля говорил Александр Новак.

Позднее во вторник Норвегия заявила, что не будет участвовать во встрече 25 мая и пока не намерена сокращать добычу.

Словесные интервенции призваны поддерживать нефтяные цены (хотя, как правило, дают лишь кратковременный эффект). Но сейчас они и вовсе не сработали. Во вторник днем на межконтинентальной бирже ICE в Лондоне баррель Brent торговался у отметки в $53,77, тогда как вчера впервые с апреля котировки превысили $54.