Пенсионный советник

Президент собрался в путь

«Шелковый путь – 2017»: в чем интерес России?

Президент России Владимир Путин на саммите G20 в китайском Ханчжоу, сентябрь 2016 года Алексей Дружинин/РИА «Новости»
Президент России Владимир Путин на саммите G20 в китайском Ханчжоу, сентябрь 2016 года

Владимир Путин едет в Китай на саммит «Шелковый путь – 2017». Цель визита — убедить партнеров в Пекине в преимуществах транзита китайских товаров через территорию России и Евразийского союза. Задача не из легких, предупреждают эксперты.

Саммит Шелкового пути пройдет 14–15 мая в Пекине. Участие в нем подтвердили главы государств и правительств 30 стран, а также руководители ряда международных организаций — ООН, МВФ, Всемирного банка и ВТО.

По словам помощника президента РФ Юрия Ушакова, российский президент на форуме «Один пояс — один путь» в Пекине предложит инициативы по разработке рентабельных транспортных маршрутов.

«Наш президент вместе с председателем КНР и генеральным секретарем ООН выступит на церемонии открытия форума. Имеется в виду, что Владимир Владимирович представит российское видение перспектив экономического развития на евразийском континенте. Он предложит ряд конкретных инициатив по выстраиванию кратчайших рентабельных и эффективных транспортных маршрутов через территорию России и Евразийского экономического союза по доставке грузов на всем протяжении от Атлантики до Тихого океана», — сказал он.

Реклама

В посольстве КНР в Москве «Газете.Ru» пояснили, что много путаницы в самом названии проекта нового Шелкового пути и форума, который состоится в Пекине. Это форум высокого уровня по международному сотрудничеству в рамках «Пояса и пути» (Экономический пояс Шелкового пути и Морской Шелковый путь XXI века). «Цель проекта — совместное построение «Пояса и пути», что позволит лучше использовать преимущества каждой страны-участницы и превратить экономическую взаимную дополняемость в новые драйверы развития не только для Китая, но и для мировой экономики», — пояснили «Газете.Ru».

Китай никому не навязывается

Проект может быть реализован только «на основе общих интересов и общей ответственности», уточняют в посольстве, добавляя, что Китай никому не навязывает участие в проекте.

Пока двусторонние договоры о сотрудничестве с Китаем подписали 40 государств, включая ключевые европейские страны, европейский рынок рассматривается китайскими властями как ключевой для экспортеров. Однако интерес к проекту высказывали и представители Аргентины, Филиппин и Шри-Ланки. Официальный Пекин дает понять, что в перспективе Шелковый путь может быть проложен не только в Европу, но и в страны Средней Азии и в Африку.

Китай предложил инициативу «Экономического пояса Шелкового пути» (ЭПШП) еще в 2013 году.

А в 2016 году общий объем торговли Китая со странами вдоль Шелкового пути уже составил $954 млрд, или 25,7% от общемирового объема торговли.

Самое сложное для России — эффективно вписаться в реализацию масштабного китайского проекта. Ушаков на брифинге в пятницу уточнил, что Путин как раз предложит инициативы по сопряжению разнообразных интеграционных процессов, идущих в Европе и Азии, на основе универсальных принципов и норм ВТО.

Первые шаги России в этом направлении были сделаны еще в мае 2015 года, когда было подписано совместное заявление о сотрудничестве по сопряжению Экономического пояса Шелкового пути и Евразийского экономического союза. Председатель Си Цзиньпин и Владимир Путин обсуждали детали такого сопряжения не единожды, последний раз — на полях саммитов ШОС и БРИКС в Уфе. В настоящее время эксперты из МГУ и Академии общественных наук КНР готовят концепцию Большого евразийского партнерства.

Эта концепция подразумевает строительство высокоскоростной магистрали Москва – Пекин и газотранспортной магистрали «Сила Сибири». В Шелковый путь могут быть вписаны возможности БАМа и Транссиба, а также мощности Дальневосточного порта. Путин расскажет на форуме о преимуществах действующих в России транспортных коридоров, пояснил Ушаков.

«Практическим измерением стали, например, совместные инвестиции компаний двух стран в различные проекты.

В одной только в неэнергетической сфере уже реализуются проекты на сумму свыше $15 млрд.

Другим измерением являются переговоры по торгово-экономическому соглашению с Китаем. На форуме может быть дан новый импульс этим переговорам», — пояснил «Газете.Ru» федеральный чиновник, участвующий в пекинском форуме.

В состав российской делегации входят представители бизнеса — глава РЖД Олег Белозеров, глава «Роснефти» Игорь Сечин, председатель наблюдательного совета «Базового элемента» Олег Дерипаска, глава Российского фонда прямых инвестиций Кирилл Дмитриев, глава «Газпрома» Алексей Миллер, владелец Volga Group Геннадий Тимченко, глава компании НОВАТЭК Леонид Михельсон. Однако, как отметил Ушаков, Россия и Китай не планируют по итогам переговоров лидеров двух государств подписывать какие-либо крупные соглашения. Ушаков отметил, что такие соглашения планируется подписать позднее, в ходе визита в Россию Си Цзиньпина.

Однако в субботу, 13 мая, стало известно, что РФПИ, Российско-китайский инвестфонд, ряд ближневосточных инвестфондов и группа компаний «Ви Холдинг» договорились о совокупных инвестициях в проект развития территории бывшего аэродрома Тушино на северо-западе Москвы. Совокупные инвестиции в проект составят более 90 млрд рублей. Соответствующее соглашение было подписано 13-го числа в ходе визита Путина в КНР.

Даже если проект Шелкового пути не принесет для России реальной выгоды, Китай все равно останется ключевым экономическим партнером России. Сейчас доля КНР во внешнеторговом обороте России составляет 14%. По итогам 2016 года товарооборот вырос на 4%, до $66 млрд. По итогам первого квартала 2017 года товарооборот между Россией и Китаем вырос в долларовом эквиваленте на 29,3% ($18,5 млрд).

О том, что негативные тенденции в товарообороте двух стран преодолены, подтвердили и в МИД Китая. «В торговле с Россией мы восстанавливаем прежнюю динамику. Восстановление началось еще в первой половине прошлого года. Меняется сама структура импорта и экспорта», — говорит директор департамента стран Восточной Европы и Центральной Азии МИД КНР Гуй Цунюнь.

«Ранее по итогам визита вице-премьера Госсовета КНР Чжана Гаоли и его встречи с Путиным на 99% согласованы контракты на сумму $90 млрд», — сказал представитель МИД Китая.

Во время встречи с первым вице-премьером России Игорем Шуваловым на четвертом заседании российско-китайской межправкомиссии по инвестиционному сотрудничеству в апреле была одобрена идея создания двух фондов, которые будут заниматься инвестициями в российскую горнодобывающую и металлургическую отрасли, а также в инфраструктурные и девелоперские проекты. Готовятся контракты в сфере автомобиле- и авиастроения, космоса, металлургии.

Россия гонит в Китай нефть и газ

Впрочем, основой товарооборота остаются нефть и газ. По итогам прошлого года Россия вышла на первое место по объемам экспорта нефти в Китай (52,5 млн тонн), опередив Саудовскую Аравию.

Реализуется также проект строительства газопровода в КНР, предусматривающий ежегодные поставки 38 млрд кубов газа. С участием китайских партнеров продвигается проект «Ямал СПГ», продолжается строительство второй очереди из двух энергоблоков Тяньваньской АЭС.

Имеются договоренности о строительстве дальнемагистрального широкофюзеляжного самолета и тяжелого гражданского вертолета. Есть шанс и на интерес китайцев к высокоскоростной магистрали Москва – Казань.

«Развитие китайской концепции Экономического пояса Шелкового пути сулит ряд выгод как для России, так и для ЕАЭС в целом», — считает Евгений Винокуров, директор Центра интеграционных исследований Евразийского банка развития.

Один из экономических эффектов может быть достигнут в результате роста грузоперевозок по оси Китай – Европа, полагает эксперт. Потенциал трансъевразийского транзита можно оценить в 4% от перевозок, идущих сейчас по морю.

По его словам, речь идет о премиальных высокомаржинальных грузах.

Развитие транспортных коридоров, проходящих через Россию, полезно для повышения связанности внутренних регионов России – Урала и Сибири. Если транспортные меридианы получат развитие на территории России, от этого выиграют и Китай, и Евразийский союз, и даже страны Центральной Азии.

У китайского мегапроекта имеется и оборотная сторона. Невыгодная для России. Когда проект Шелкового пути наберет обороты, он создаст проблемы для российского бизнеса. Ему придется еще жестче конкурировать с китайскими товарами — в России, на евразийском рынке и лояльных нам ранках Центральной Азии и Северной Африки.

В итоге китайские партнеры станут конкурентами.

С такой постановкой вопроса категорически не согласен посол России в КНР Андрей Денисов. «Конкуренции я не заметил. Наоборот, Россия и Китай — крупные партнеры, и нам необходимо задействовать наши преимущества», — сообщил посол «Газете.Ru» на брифинге в Пекине.