Бакинские коридоры

Россия, Иран и Азербайджан достроят международный транспортный коридор

Рустем Фаляхов (Баку) 08.08.2016, 23:11
Michael Huniewicz/dailymail.co.uk

Россия, Иран и Азербайджан намерены достроить транспортный коридор, который свяжет страны Персидского залива с Россией и Евросоюзом. Деньги на проект — $1 млрд — имеются. Но его реализации могут помешать политические разногласия стран-участниц.

В понедельник в Баку лидеры России, Азербайджана и Ирана подписали декларацию, направленную на развитие трехстороннего сотрудничества в политической и торгово-экономической сферах, в сфере противодействия терроризму. В документе, в частности, говорится о желании трех государств диверсифицировать транспортные потоки и средства доставки грузов «на основе принципов рыночной экономики, свободы конкуренции и взаимной выгоды».

«Стороны будут и далее на взаимной основе содействовать реализации новых проектов по соединению железных дорог в рамках международного транспортного коридора «Север – Юг», — отмечается в тексте декларации.

Декларация длиной 7200 км

Первым на саммит глав государств в Баку прилетел президент Ирана Хасан Роухани. В воскресенье он провел встречу с глазу на глаз с президентом Азербайджана Ильхамом Алиевым, после чего обе стороны обозначили ключевую цель бакинского саммита. Точнее говоря, наиболее конкретную цель саммита — договориться о завершении строительства международного транспортного коридора «Север – Юг». И закрепить эту цель в декларации.

К приезду Владимира Путина текст декларации уже согласовали Алиев и Роухани. Возражений, по крайней мере на публике, не было.

Предполагается, что международный транспортный коридор «Север – Юг» может оказаться даже удобнее морского маршрута через Суэцкий канал. И выгоднее с точки зрения себестоимости перевозок. Речь идет о достройке конкретного участка коридора: Решт (Иран) – Астара (Азербайджан) протяженностью 172 км. Эта часть транспортного пути является недостающим элементом для организации прямого железнодорожного сообщения из Персидского залива в Европу. Сейчас по этому коридору уже транспортируются грузы, в том числе с участием РЖД. Объем перевозок в 2015 году составил 7,3 млн тонн. После соединения железнодорожных веток грузопоток может вырасти до 10 млн тонн в год.

Весь коридор «Север – Юг» будет иметь протяженность 7200 км, поясняли ранее в компании «Российские железные дороги» (РЖД).

Коридор соединит Россию (до Санкт-Петербурга) с индийским Мумбаи. Перевозки по этому коридору останутся мультимодальными, то есть с использованием не только железнодорожного, но и автомобильного и морского транспорта.

В Европу за $1 млрд

О деталях «стройки века» накануне саммита рассказал посол Ирана в Азербайджане Мохсен Пакайин. Он оценил стоимость проекта в $1 млрд. Как минимум половину вложат Иран и Азербайджан. Готовность принять участие в строительстве железной дороги Решт – Астара продемонстрировали также Чехия и Венгрия, добавил посол.

Азербайджан планирует завершить строительство железной дороги в Астаре к концу 2016 года. «К примеру, товары из Индии будут отправляться по морю в иранский порт Бандар-Аббас в Персидском заливе, затем доставляться в Решт по железной дороге, оттуда грузовыми автомобилями в Астару и, наконец, через железнодорожную сеть Азербайджана в Россию или в других направлениях», — сказал Пакайин. Под «другими направлениями» подразумевается Европа, ее восточная и северная части.

Пакайин сказал также, что другой недостроенный участок железной дороги в рамках этого же проекта, Казвин – Решт, готов на 93% и будет сдан в эксплуатацию к марту 2017 года.

Иран хочет в Европу

Намерение соединить разрозненные участки железнодорожной магистрали и создать единый транспортный коридор Россия, Иран и Азербайджан обсуждают чуть ли не 10 лет, в активной фазе — с 2008 года.

Если он и будет реализован, то в первую очередь благодаря Ирану и Азербайджану. У России сейчас нет лишних денег. «После снятия санкций Иран начал зарабатывать на продаже нефти, наращивает ее добычу, поэтому ищет новые рынки сбыта и готов вкладываться в масштабные инфраструктурные проекты», — говорит Дмитрий Абзалов, президент Центра стратегических коммуникаций.

Для Азербайджана сдача в эксплуатацию ветки Решт – Астара означает возможность увеличить объемы и снизить стоимость поставок плодоовощной продукции в Россию. Тем более что основные конкуренты по плодоовощной продукции — Турция, Молдавия и Болгария — попали под российское эмбарго.

Примерно 7% помидоров, продающихся сейчас в России, приходится на долю Азербайджана.

Как сообщил ранее министр сельского хозяйства прикаспийской республики Гейдар Асадов, с января по июнь экспорт сельскохозяйственной продукции в Россию вырос на 27,5%, фруктов — на 13,1%, овощей — на 33,1%. Кроме того, Баку поставляет в Россию бобы, рис, продовольственные и кормовые ячмень и просо, сухофрукты, мясную и молочную продукцию.

Потенциально для России линия «Север – Юг» поможет интенсифицировать товарооборот со странами Персидского залива и Индией. Россия может поставлять в этот регион зерно, оборудование, медицинские препараты, удобрения и сельскохозяйственную технику.

Китайский дракон выжидает

Но бенефициаром проекта может стать все-таки не Иран и не Россия, а Китай. «Если Китай увидит, что эта магистраль — самый удобный и быстрый путь на европейский рынок, то китайские экспортеры превратят «Север – Юг» в часть Шелкового пути», — говорит Абзалов.

Бакинский коридор может также рассматриваться Пекином в качестве альтернативы Малаккскому проливу — основной транспортной артерии Китая. В случае обострения отношений со странами Южной Азии Китаю может быть выгоднее пробиваться в ЕС по сухопутному коридору «Север – Юг», рассуждает Абзалов.

«Для России важно стать частью этого проекта, с учетом нарастающего торгового потока между Юго-Восточной Азией и Европой. Участие России в реализации проекта транспортного коридора усиливает позиции России в двусторонних отношениях с Китаем», — говорит Ярослав Лисоволик, главный экономист Евразийского банка развития.

Помешать реализации проекта могут политические амбиции заинтересованных сторон. Иран, например, дает понять, что не готов однозначно поддерживать позицию Азербайджана в карабахском конфликте. Хотя по приезде в Баку иранский лидер Роухани в очередной раз заверил, что Исламская Республика Иран признает территориальную целостность Азербайджана, тем не менее Роухани планирует визит в Армению. Сама идея визита вызвала негодование официального Баку и настороженное отношение в Москве.

Дело в том, что Иран объявил о трехкратном наращивании в Армению поставок природного газа к 2018 году — с 1 млн до 3 млн баррелей в стуки. Министр нефти Ирана Биджан Зангане заявлял при этом, что «Армения — небольшой потребитель газа», но она может открыть «важный путь для экспорта газа из Ирана». Куда Иран планирует поставлять газ, кроме Армении, Тегеран не уточняет. Соседняя Грузия — тоже небольшой потребитель. Но понятно, что самый емкий рынок и «самый большой потребитель» — это, конечно же, Европа. Выход на европейский рынок — основной стимул для Ирана достраивать недостающие звенья сквозной железнодорожной магистрали.

Но совместный маневр Ирана и Армении — это удар по интересам «Газпрома». Газовый монополист поставляет газ в Армению и не заинтересован в иранском конкуренте на местном рынке. Не говоря уже о том, захочет ли Россия в принципе допустить иранский газ к европейским потребителям.

Потребители большие и малые

Азербайджан также недоволен сближением своего партнера Ирана с Арменией. Армению в Баку называют не иначе, как страной-агрессором, оккупировавшей чужую территорию. Накануне саммита в азербайджанских СМИ активно обсуждалась тема новых экономических амбиций Ирана, а конкретно, желание Тегерана прорваться на европейский рынок за счет компромисса с враждебной Арменией. Тегерану неофициально посоветовали направлять свои усилия на Персидский залив. Там есть где развернуться. А рынок Европы оставить в покое.

Гарантий успешной реализации достройки международного транспортного коридора сейчас никто не даст, полагает Лисоволик. Европа может расценить усилия Москвы в этом регионе как очередную попытку оказать давление на Брюссель через азиатских партнеров. «Север – Юг» может остаться региональным проектом трех стран. «Но может возобладать и здравый смысл. Транспортный коридор такого масштаба выгоден Европе, он обеспечит диверсификацию торговых потоков, не говоря уже о том, что европейский рынок традиционно интересен Азербайджану, Ирану, Китаю и, конечно, России».