Калининград будет свободным

В Калининграде хотят реанимировать ОЭЗ

Барк «Крузенштерн» в порту Калининграда Игорь Зарембо/РИА «Новости»
Барк «Крузенштерн» в порту Калининграда

Особые экономические зоны в России стали ловушкой для инвесторов. Им меняют формат, переводят в депрессивные моногорода. И даже открывают заново, как, например, в Калининграде. Ничего не помогает. Почему российские офшоры не стали эффективным общенациональным проектом, разбиралась «Газета.Ru».

Офшор по-русски: третья попытка

Минэкономразвития планирует реанимировать особую экономическую зону (ОЭЗ) в Калининградской области. В третий раз.

Первая попытка создать в Калининграде подобие офшора была предпринята еще в 1996 году, вторая — в 2006-м. Регион хотели сделать парадным крыльцом, через которое западный бизнес пришел бы в Россию. При этом калининградская зона в силу своего удобного географического расположения и наличия морского порта была самой выигрышной территорией.

В апреле 2016 года в соответствии с договором об ОЭЗ ЕАЭК в Калиниграде прекратил действовать режим беспошлинного вывоза товаров переработки импортного сырья и материалов.

Несмотря на то что все остальные льготы остались (будут действовать до 2031 года), а также произошла замена таможенных преференций по вывозу товаров в Россию на субсидии бизнесу на поддержку труда.

Было принято решение переработать закон об ОЭЗ в Калининградской области, чтобы выронить конкурентоспособность по сравнению с ОЭЗ на «материковой» части России и дать новые стимулы доя развития бизнеса в Калининградской области.

На компенсацию таможенных пошлин в 2016 году было израсходовано более 25,9 млрд руб.

В соответствии с ФЗ «О федеральном бюджете на 2017 год и плановый период 2018 и 2019 годов» размер бюджетных ассигнований на данные цели составляет:

в 2017 году – 44,7 млрд рублей,
в 2018 году – 45,7 млрд рублей,
в 2019 году – 46, 9 млрд рублей

Льготы для своих и чужих

Возрождать калининградскую ОЭЗ планируется, естественно, за счет налоговых льгот и преференций.

Напомним, по базовому закону об ОЭЗ от 2006 года резиденты ОЭЗ освобождались от уплаты налога на прибыль и налога на имущество в течение первых шести лет экономической деятельности. Нерезиденты платят 20% и 2,2% соответственно. Гарантировалась 50-процентная льгота на эти же налоги в течение последующих шести лет. Резиденты ОЭЗ также не платили налог на землю в течение первых пяти лет экономической деятельности.

Сейчас региональные власти предлагают распространить режим ОЭЗ на всю Калининградскую область. И не только оставить прежние налоговые льготы, но еще больше смягчить условия ведения бизнеса. Например, снизить инвестиционные пороги для резидентов ОЭЗ.

Предложено снизить минимальный порог инвестиций для IT-компаний до 1 млн руб., для медицинских — до 10 млн руб.

Эти преференции обсуждались на совещании у вице-премьера Дмитрия Козака, и предварительное одобрение от федерального центра получено.

На инвестпроекты, с которыми бизнес будет иметь право войти в калининградскую ОЭЗ, по-прежнему не будут распространяться налоговые льготы, если заявлена добыча нефти, природного газа, оказание услуг в этих областях, а также производство этилового спирта, алкогольной продукции и табачных изделий. Оптовая и розничная торговля тоже не сможет воспользоваться льготами.

Особые, но не очень экономические

«В целом ОЭЗ демонстрируют достаточно высокую эффективность, в 2016 году было привлечено 115 новых инвесторов с объемом заявленных инвестиций более 124 млрд руб. При этом действующими резидентами ОЭЗ в 2016 году фактически осуществлено более 28 млрд руб., создано более 2,5 тыс. новых рабочих мест», — пояснили «Газете.Ru» в Минэкономразвития.

Но нет никакой гарантии, что обещанные инвестиции будут подтверждены.

Между тем с 2006 года по настоящее время только из федерального бюджета на развитие ОЭЗ было выделено 126,81 млрд руб. Еще около 110 млрд руб. выделили регионы. Это реальные, а не заявленные бюджетные средства.

По поводу рабочих мест, созданных в зонах, ранее высказывалась Счетная палата. На территории ОЭЗ за 10 лет было сформировано 18,1 тыс. новых рабочих мест. С учетом расходов на ОЭЗ федерального и регионального бюджетов одно рабместо обошлось налогоплательщикам в 10 млн руб.

«Соотношение государственных инвестиций к частным составляет 1 к 1,7», — утверждают в Минэкономразвития. У Счетной палаты и на этот счет другое мнение.

Проверив использование бюджетных средств, выделенных на развитие ОЭЗ в 2006–2008 годах, СП выявила: на 36,3 млрд руб. бюджетных средств ОАО «Особые экономические зоны» не только не привлекло частные инвестиции, но не даже не использовало почти половину того, что получило.

Самое интересное, что финансирование ОЭЗ продолжается до сих пор. Например, на развитие отечественных курортов. «На 2017 год и на плановый период 2018 и 2019 годов предусмотрен взнос в уставный капитал ОАО «ОЭЗ» для участия в проекте создания туристического кластера в Северо-Кавказском федеральном округе в сумме 4,2 млрд руб.», — пояснили в Минэкономразвития.

На развитие остальных 26 действующих сейчас ОЭЗ средств в федеральном бюджете не предусмотрено. На поддержание инфраструктуры ОЭЗ ежегодно требуется 2 млрд руб. Впрочем, на счетах управляющих компаний ОЭЗ остаются примерно 24 млрд руб., которые были выделены ранее.

Уход в виртуальную реальность

На перспективы развития ОЭЗ в Минэкономразвития смотрят с оптимизмом. Правда, отвечать за привлекательность оставшихся в живых ОЭЗ теперь будет не Минэкономразвития, а региональные власти. «Была усовершенствована действующая система оценки эффективности функционирования ОЭЗ, добавлены новые расчетные показатели, а также установлена возможность применения к регионам мер финансовой ответственности за недостижение целевых показателей эффективности», — поясняют в Минэкономразвития. По мнению министерства, эти меры позволят «повысить вовлеченность регионов в развитие ОЭЗ и увеличить их результативность».

Решение проблемы низкой эффективности ОЭЗ лежит не в усилении партнерства с государством, а в его ослаблении. «ОЭЗ — крайне эффективный инструмент для привлечения инвесторов, но только если это частный проект», — говорит Екатерина Евдокимова, партнер ОЭЗ «Ступино Квадрат» в Московской области.

Без привлечения госфинансирования в России созданы еще две зоны: технико-внедренческого типа «Исток» в Московской области и ОЭЗ туристско-рекреационного типа «Завидово» в Тверской области.

Совсем с другого конца решать проблему ОЭЗ предлагает Ольга Шияки, партнер ирландской компании MS Solicitors. По ее словам, в комитете по налогообложению Почетной коллегии барристеров Ирландии сейчас обсуждается инициатива создания «виртуальной экономической зоны». Такая зона не нуждается в госинвестициях в инфраструктуру, не нужно огораживать территорию, подключать свет, воду и канализацию, возводить офисные здания. Компания-резидент может находиться где угодно и в какой угодно стране. А в единую зону инвесторы объединяются виртуально, по типу кластерной цепочки, выстроенной под единый бизнес-проект.

Первая свободная экономическая зона была открыта в ирландском Дублине, в Шэннонском аэропорту, еще в 1959 году. Сейчас только экспорт товаров из этой зоны превышает $1 млрд. Но и здесь не исключают переформатирования в виртуальный формат.